NEW! Бородина В.А. Пространство чтения: термин и проблемы; дела и результаты

Валентина Александровна Бородина

Профессор кафедры библиотековедения и

теории чтения СПбГУКИ, дпн

Пространство чтения: термин и проблемы; дела и результаты.

Любая программа любой конференции отражает её проблемное поле. В названии данной интернет-конференции все слова ключевые: «библиотека, молодое поколение, XXI век, новые вызовы, новые возможности». А какая теперь библиотека? Как она изменилась за последние 20 лет? Почему за последние 20 лет, а не другие годы? Старшее поколение знает, что страна изменилась. За эти годы выросло иное молодое поколение, сформировавшееся и формирующееся в новых социально-экономических, культурных и психологических реалиях. Весьма показательно в этом плане стихотворение Сергея Михалкова «А что у вас?», написанное в советское время, и его переложение Владимиром Зуевым.

Сергей Михалков

А ЧТО У ВАС?

Кто на лавочке сидел,

Кто на улицу глядел,

Толя пел,

Борис молчал,

Николай ногой качал.

Дело было вечером,

Делать было нечего.

Галка села на заборе,

Кот забрался на чердак.

Тут сказал ребятам Боря

Просто так:

- А у меня в кармане гвоздь.
А у вас?

- А у нас сегодня гость.
А у вас?

- А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят.
Котята выросли немножко,
А есть из блюдца не хотят.

- А у нас на кухне газ.
А у вас?

- А у нас водопровод.

Вот.

- А из нашего окна
Площадь Красная видна.
А из вашего окошка
Только улица немножко.

- Мы гуляли по Неглинной,
Заходили на бульвар,

Нам купили синий-синий,

Презелёный красный шар.

- А у нас огонь погас -

Это раз.

Грузовик привёз дрова -

Это два.

А в-четвёртых, наша мама

Отправляется в полёт,

Потому что наша мама

Называется пилот.-

С лесенки ответил Вова:

- Мама - лётчик?

Что ж такого!

Вот у Коли, например,

Мама - милиционер.

А у Толи и у Веры

Обе мамы - инженеры.

А у Лёвы мама - повар.

Мама - лётчик?

Что ж такого!

- Всех важней,- сказала Ната, -

Мама вагоновожатый,

Потому что до Зацепы

Водит мама два прицепа.

И спросила Нина тихо:

- Разве плохо быть портнихой?

Кто трусы ребятам шьёт?

Ну конечно, не пилот.

Лётчик водит самолёты -

Это очень хорошо.

Повар делает компоты -

Это тоже хорошо.

Доктор лечит нас от кори,

Есть учительница в школе.

Мамы разные нужны,

Мамы всякие важны.

Дело было вечером,

Спорить было нечего.


Владимир ЗУЕВ

А что у вас?

Посвящается С.Михалкову

Кто сидел,

а кто балдел,

кто-то видики глядел...

Миша пел,

Борис молчал,

а Руслан права качал.

Дело было вечером,

делать было нечего...

Есть реклама на заборе.

Там видак,

а с ним чудак.

Тут сказал ребятам Боря

просто так:

- У меня в кармане жвачка...
Просто класс!

- А у нас гашиша пачка...
А у вас?!

- А у нас дурная баба
продала вчера котят.
Загнала совсем не слабо
-
Покупать ведь не хотят...

- А у нас в квартире газ
вздорожал во много раз.

- А у нас и колбаса.
Чудеса!

- А из нашего окна
площадь Красная видна.

- А из вашего окошка
лишь Бродвей,

и то немножко.

- Мы гуляли по Арбату,
заходили на бульвар.
Там так весело:

от мата

покраснел бильярдный шар.

- А у нас кругом Атас!
Это раз...

«Мерседес» довез едва.

Это два...

А в-четвертых, Паша-рокер

отправляется в полет,

потому что предок-брокер

ему доллары дает...

С лесенки ответил Вова:

- Предок-брокер?!
Что ж такого?!

Вот у Коли, например,

предок - сверхмиллионер...

А у Толи и у Веры

обе мамы - инженеры.

Это же отпад в конец:

то ли дело - продавец!

- Всех важней, - сказала Ната, -

предки с тачкою и хатой...

Кто же пиво продает?

Ну, конечно, не пилот.

Хорошо живет торговля:

сладко ест и много пьет.

А сказать насчет работы:

кто скупает самолеты,

тот неплохо сам живет.

Предки, если депутаты,

тоже, в общем-то, богаты...

Предки разные важны,

предки важные нужны,

лишь бы нам давали баксы

и в седьмом,

и в первом классе

днем и даже вечером...

Тут и спорить нечего!

Как говорят: «без комментариев». А можно и поспорить...

А наш читатель? Каков он? Имеет ли он права и обязанности? И какие? Стало модным и повсеместным цитирование Д. Пеннака: «Право не читать», «читать, что попало»; глагол «читать» не терпит повелительного наклонения», ну и другие. А как же распространенный слоган многих сегодняшних проектов продвижения чтения - «Время читать»? Было время «не читать»? Или наступило такое? Коллеги и сами найдут немало противоречий в осмыслении, так называемых, «новых» взглядов на чтение подрастающего и уже выросшего перестроечного поколения. У того же Пеннака находим утверждение, что «Всякое чтение - акт противостояния» (кстати сказать, почему-то не цитируемого и не интерпретируемого). Противостояния чему? «Всем обстоятельствам. Всем. Социальным. Профессиональным. Психологическим. Сердечным. Климатическим. Семейным. Бытовым. Коллективным. Патологическим. Денежным. Идеологическим. Культурным. Или самокопательным. Хорошо поставленное чтение спасает нас от всего, в том числе от самих себя. И в довершение всего, мы читаем против смерти».

Как это похоже на сформулированную более 100 лет тому назад концепцию целостного читателя Николаем Александровичем Рубакиным. В ней все аспекты, относящиеся и к понятию «пространство чтения» на всех уровнях (от анатомического и физиологического до космического), нашли отражение. Н.А. Рубакин отмечал, что читатель представляет собой разные «факты» [1]:

  • юридический - человек определенного сословия и общественного положения, поэтому должен изучаться наукой права;
  • экономический - читатель как покупатель книг характеризуется экономическим положением, следовательно, должен изучаться экономическими науками;
  • исторический - читатель живет в определенный исторический момент; он - продукт исторической среды, исторического развития; представляет собой исторический факт.
  • географический - поскольку принадлежит к определенной расе, занимает определенное место на земном шаре как житель конкретной страны;
  • психологический - читатель представляет собой бесконечно сложное психическое образование;
  • анатомический, физиологический, химический и физический как организм человека;
  • космический.

Так в чем же инноватика вызовов и возможностей? Частично мы их видим в формулировках проблем по секциям. Меня заинтересовала секция «Пространство для чтения». Но! Проблематика всех других секций имеет непосредственное отношение к «моей» секции. Только возник вопрос: пространство «для» чтения или пространство чтения?

Полагаю, что надо расширить контекст обсуждения без «для», а просто - «пространство чтения». И сразу же в сознании возникает категория «время», когда говорим «пространство». Пространство чтения - объективная реальность, существующая во времени развития человека и человечества. Онтогенетическое развитие Читателя происходит от момента зарождения до момента смерти - «от утробы до гроба». Филогенетическое развитие Человека читающего, Читающего мира и Мира чтения - это процесс возникновения и исторического развития как субъекта речевой, психической, социокультурной и коммуникативно-коммуникационной деятельности. Не припомню сейчас, где об этом читала, что чтение старше письменности. Думаю, это некие «ступеньки» развития чтения таковы: от слушания - восприятия устной речи, к чтению вслух и его слушанию, затем к чтению молча (про себя). Филогенетическое развитие чтения находит отражение в онтогенезе человека как читателя. Вначале развивается сенсорика (в утробе), затем более сложные процессы восприятия всей системы знаковых систем, ведущие к формированию читателя - слушателя, и молчаливый читатель, но рефлексирующий (мысленно и вслух).

Всякое явление развивается из прошлого в будущее. Настоящее находится между ними. Чтение бесспорно индивидуально, но и социально; не только «здесь и сейчас», но и «там, прежде и потом». И прежде - во все исторические времена и у всех народов были «новые вызовы» и искали «новые возможности» ответа на них. В пространстве чтения в историческом контексте вечные проблемы: чтение как ценность, образ жизни, культ и культура, технология, учение и образование, удовольствие, утешение и т.д.

Воспроизводство культуры чтения это преодоление противоречий пространств, сформулированных Н.А.Рубакиным. Это и преодоление разрыва аксиологических и смысловых пространств, технологических и содержательных, изобилия и дефицита в круге чтения, тезаурусов читателя и текста, конфликта и диалога, своих и чужих и т.д. и т.д. Можете и сами добавить этот ряд в преодолении противоречий пространства чтения.

В читателе сосредоточен целый ряд фактов, изучаемых одновременно множеством наук. Правомерно рассматривать читательское развитие во всех ракурсах, обозначенных Н.А. Рубакиным. Но приоритетным является анализ чтения как факта психологического. А.Г. Асмолов отмечает, что психология является ведущей наукой о человеке, - значит и о человеке читающем [2]. Чтение по своей природе - психический процесс, и во многом определяется развитием психики в онтогенезе с учетом достижений в культуре чтения в филогенезе.

Приведу некоторые примеры. В рассказе А.П.Чехова «Чтение. Рассказ старого воробья» описана проблема ридингфобии, мотивации и руководства чтением в его негативном понимании. Это было, было... И совсем недавнее произведение Ф.Искандера «Авторитет». Сравните. А пословицы и поговорки: «Аз, буки учат - на всю избу кричат» и «Аз, буки и веди страшат, что медведи». И тут же: «Аз да буки, а там и науки».

Можно провести специальный анализ содержательных основ пространства чтения по историческим периодам с помощью методов поаспектного и контент-анализа. Увидим много общего, а главное - приблизимся к базовым закономерностям, формирующим пространство чтения в рамках личностного знания и накопленного человечеством. На их основе можно сформулировать критерии и показатели мониторинга, которые позволят своевременно видеть «новые вызовы» и адекватно изыскивать и применять «новые возможности» для создания комфортного и эффективного пространства чтения.

Угадайте с первого раза, к каким временам относятся такие зарисовки:

«Старик привёл в детскую библиотеку четырнадцатилетнего внука и в разговоре посетовал, что тот питает слишком большое пристрастие к приключенческой литературе о шпионах. Внук гневно вскинул на него свои черные красивые глаза. - А ты что думаешь, я тебе Пушкина читать буду!».

«Нельзя больше ни одного года терпеть существующий у нас стиль преподавания русской литературы. Если бы вы почитали сочинения выпускников - не одно, а в массе! Страшно становится: «образы, представители», «проходят красной нитью», «гневный протест» и т.д. А поговоришь с человеком, он и произведения, оказывается, не читал, о котором только что так бойко отзывался».

«Слишком далеко зашел в школе отрыв «литературы» от текстов, от самой литературы. Дети, подростки, юноши, по-моему, должны прежде всего знать стихи Пушкина, а уж во вторую очередь - о стихах Пушкина».

(Это всё было написано более 40 лет тому назад).

Пространство чтения в филогенезе и онтогенезе разнообразно, изменчиво, подвижно, неопределенно, хаотично, мозаично, плохо отструктурировано. Больной вопрос - круг чтения. Что же надо читать в детстве, отрочестве и юности для личностного роста и приумножения человеческого капитала? Актуально было всегда «Читал охотно Апулея, а Цицерона не читал». Вспомним рекомендательный список периода Древней Руси. Благодаря Максиму Греку, читатели узнавали о таких именах, как Гомер, Пифагор, Сократ, Платон, Аристотель, Эпикур, Диодор, Фукидид, Плутарх.

В работе А. Филонова «О чтении и библиотеках», написанной в 1861 году, круг чтения уже в то время выделялся как значимая проблема. «Времени читать многое и многих решительно нет. Кого надо читать непременно? Из древних: Гомера, Эсхила, Софокла, Эврипида, Аристофана, Анакреона, Фукидида, Демосфена, Виргилия, Горация, Ювенала, Тацита; из новых: Шекспира, Корнеля, Мольера, Массильона, Гёте, Шиллера, Кальдерона, Мура, Байрона, Беранже, Гейне, Бернса, Мишкевича, Борка, или других английских ораторов, Маколея, Прескотта, Тьерри, Нибура; из современных: Диккенса и Тэккерея, Жорж Занда, Ауербаха, Бичер-Стоу и пр. и пр. Мы не вычисляем других, более или менее важных писателей, которые должны быть известны каждому воспитаннику средних учебных заведений: обратите внимание на указанных нами!». Анализируя реальный круг чтения учащихся, А. Филонов констатирует: «иностранных писателей вовсе не читают, а из русских пробавляются только Гоголем». Говорит о «гоголеманах» в провинции и в Петербурге: «Гоголя они носят, как мать грудное дитя, всюду и во все классы».

А. Филонов выступает против «чтива», говоря о вреде его. Он осуждает чтение Поль-де-Кока и Ал.Дюма и его «чудовищные романы в роде таких как Графиня-де-Монсоро, Две Дианы, Тайна, Кинжал, Королева Марго и пр. и пр.». Но А. Дюма и до сего времени является популярным писателем. Вред от «чтива» видится в том, что «воображение юноши мельчает, или настраивается неестественным образом; мысль нисколько не развивается, а тупеет». Предлагаются меры, предотвращающие бесполезное чтение и заставляющие заниматься развивающим чтением. Важной мерой является возложение обязанностей на наставников по чтению, кроме словесников, и на других преподавателей [3].

Эта задача не решена и сейчас, несмотря на ее остроту в современной информационной ситуации. Как сформировать золотую, серебряную и бронзовую полку? В соответствии с какими критериями и показателями? Что читали в Древней Руси? Каков круг чтения А.С. Пушкина, А.П. Чехова? Что читает современная молодежь России и других стран? Вряд ли мы увидим значительные совпадения по авторам. Но по проблемам, темам совпадение будет. Только один пример: «Тарас Бульба» Н.В. Гоголя и «Маттео Фальконе» Проспера Мериме; «Воробей» И.С. Тургенева и «Чинк» Сетона-Томпсона. По-моему, проблема в другом. Не в самом круге чтения, а в его ценностях, смыслах, влиянии на человека в воспитании чувств, приобретении разнообразных знаний, обеспечивающих информационно-литературную составляющую жизнедеятельности человека. Как этот круг чтения способствует интеллектуальному, нравственному, эстетическому развитию?

Как создать пространство чтения, которое обеспечит высокое качество информации и литературы (круга чтения), качество методов, технологий; качество чтения личности, качество межчитательского общения со сверстниками и взрослыми? Вот и возникает проблема эффективности и качества продвижения «новых» методов и технологий читательского развития. Продвигаем, продвигаем, а PISA всё падает и падает. К сожалению, пока этой проблеме - качеству «новых возможностей» практически не уделяется внимания. Как-то на одной из конференций была очень красивая презентация деятельности библиотеки по продвижению чтения. Я задала вопрос: «Что конкретно изменилось в результате этой сложной и трудоёмкой деятельности? И как это измеряли?» Ответа не получила. И более того, было удивление, что такой вопрос задан. «Ну, делаем и делаем!» А результаты не интересуют. Не сизифов ли это труд?

Нужен мониторинг. И мониторинг психолого-педагогический, а не только социологический. Приведу для примера два исследования, проведенные с разницей в 30 лет. Эти исследования констатируют снижение качества чтения в целом, изменение статуса художественной литературы. Каждое качество имеет свои количественные характеристики, а по количественным характеристикам судят о качестве (принцип единства количества и качества). Любое исследование представляется в цифрах, характеризующих те или иные факты читательских реалий; затем они интерпретируются и делаются выводы. Оба исследования базировались на одной и той же теоретико-методологической основе литературного развития, включающей шесть аспектов. К ним отнесли: освоение школьной программы по литературе, сформированность способностей адекватного восприятия литературного текста, место литературы в структуре досуга подростка, мотивация чтения художественной литературы, жанровые предпочтения и значение урока литературы в развитии учащихся. Каждый из теоретико-методологических аспектов включал ряд критериев и показателей, разные методики и методические приёмы. Получен объёмный фактографический материал, представленный в рисунках и таблицах. Он был проанализирован. Сделаны выводы. Главный из них: снижение качества литературного образования в современной российской школе [4]. А оно связано с качеством чтения.

И наш собственный опыт подтверждает снижение качества чтения текстов отраслевой и художественной тематики, изменение мотивации и круга чтения за последние 20 лет. Продуктивность чтения изучалась на одних и тех же текстах (неизвестных читателям). Только по этому критерию продуктивность чтения наблюдается снижение качества чтения (67% против 48 % малопродуктивных читателей), уменьшилось количество «стандартных» читателей - с 44% до 33%. А ведь продуктивность чтения отражает систему психологических, культурологических, языковых и коммуникативных характеристик человека читающего.

Эти результаты - вызов библиотеке как социальному институту и не только ему. Получаем ещё больной вопрос, связанный и с качеством круга чтения - это качество читательского развития, связанное с преодолением разрыва пространства чтения в контексте взаимодействия всех социальных институтов (и прежде всего семьи, школы, библиотеки). Однако только библиотечному сообществу эту проблему не решить. Она государственного масштаба. И её решение позволит сформировать оптимальное пространство чтения. Но пока мы вынуждены реализовывать «принцип малых дел» (правильнее локальных). Что мы делаем и что можем сделать? Многое делают библиотеки и могут ещё больше. Но... возникает вопрос о продуктивности этой деятельности. Она должна базироваться на профессиональной читательской квалификации библиотекаря. Сейчас она формируется спонтанно, стихийно; методом проб и ошибок, методом «набивания шишек» в самообразовательном чтении. В базовом библиотечном образовании отсутствует серьёзная, системная профессионализация в области читателевЕдения и читателеведЕния. Пока не сдвинем эту проблему с мёртвой точки, так и будем «делать много, а толку мало». Это кажется на первый взгляд, что мы всё знаем о чтении, опираясь на собственный личный опыт чтения. Всё не так. Доказательств хватает.

Беда во многом. Библиотекарь - продукт всё той же системы воспроизводства культуры чтения, что и наши читатели. Но год от года качество читательского развития снижается, что уже определяется «невооруженным глазом», не говоря уже о специально проведенной диагностике чтения. Беда и в фрагментарности профессиональных знаний, отсутствии целостности в осмыслении читательской социализации в филогенезе и онтогенезе. А это важно для прогнозирования инноваций в читательском развитии, которые можно реализовать в условиях библиотек. Нужны не только конкретные знания и умения для конкретного мероприятия по продвижению и поддержке чтения, но и фундаментальные для обеспечения высокого качества психолого-педагогического сопровождения читательского развития всех социальных субъектов - участников процесса читательской социализации.

Итак, третья болевая точка - профессионализация всех участников читательской социализации (воспитателей детских садов, учителей, библиотекарей и родителей). Погружение в пространство высокой культуры чтения растущего поколения требует специальных мер по повышению читательской квалификации учителей, библиотекарей, родителей. Всего то лишь... Такая малая малость?! Ну, как тут не вспомнить С.Я. Маршака.

Не было гвоздя -

Подкова пропала.

Не было подковы -

Лошадь захромала.

Лошадь захромала -

Командир убит.

Конница разбита -

Армия бежит.

Враг вступает в город

Пленных не щадя,

Оттого, что в кузнице

Не было гвоздя

Маршак С.Я. Гвоздь и подкова

Любое, даже очень серьезное дело может погубить малая деталь (дьявол кроется в деталях). Не понятно, почему это не учитывается. Ведь очевидно, что прорыв в читательском развитии возможен только за счет существенного повышения профессионального читательского мастерства руководителей чтения. Больших денег на это не надо. Есть ресурсная база. Есть специалисты, способные быстро и качественно вооружить библиотекарей, учителей и родителей инновационными технологиями высоко продуктивного воспроизводства культуры чтения. С одной из них хочу познакомить на примере сказки-притчи «Маленький принц» Антуана-де Сент-Экзюпери (См. Мастер-класс). Эта технология акмеологического типа [5]. Она способна обеспечить личностный и читательский рост, создавать интеллектуально-эмоциональные творческие продукты. Её можно использовать целиком в тренинге и встраивать в различные мероприятия, проводимые библиотекой (викторины, КВН, конкурсы, театрализацию и др.). Можно организовать и заочную школу, используя компьютерные технологии и традиционные альбомные и стендовые методы.

Дерзайте! Выдумывайте! Пробуйте! И всё получится!

Маленький комментарий к технологии, разработанной нами. Основы её были заложены в начале 70-х годов прошлого столетия. Называлась «динамическое чтение». В то время был бум интереса к так называемому скорочтению. Совершенно закономерно, что в тот период возникла проблема повышения эффективности чтения. Как только не называли методики ускорения чтения: скорочтение; быстрое, скоростное, эффективное, рациональное, оптимальное, динамичное, динамическое чтение. В противовес появляются термины эмоциональное, развивающее и творческое чтение. В этом отразилось сложность, многоаспектность явления чтения. Ни одно название не отражало всей сути много составного процесса чтения междисциплинарного характера. Поиски продолжались. Изначально разрабатываемую нами технологию мы (я и Сергей Михайлович Бородин) назвали «динамическое чтение». В нем три аспекта отражены в интерпретации этого термина. Первый - гибкость, подвижность; второй - связанность с внутренними ресурсами и резервами; третий - развитие под воздействием внешних сил. Было дано такое определение: динамическое чтение - это целенаправленное, высокопродуктивное, активное, гибкое, развивающееся и развивающее чтение [6].

Кроме этого, мы были сторонниками совершенствования чтения не только отраслевой тематики, но и художественной. Так появился эпитет «гармоничное чтение». Но содержание технологии не вполне соответствовало её названию. Почему не удовлетворил? Термин «динамическое чтение» в восприятии большинства ассоциировался с быстрым чтением. Суть содержания технологии - акмеология. Однако для большинства (даже профессионалов) определение «акмеологическое» было не знакомым. Вспоминаю, как в 2001 году проводили мастер-класс по своей технологии наряду с другими. И многие спрашивали «А что это такое - акмеологическое чтение?» И это только те, кто не стеснялся спросить. После этого было найдено удачное название «ЛУЧ». Это аббревиатура на основе афоризма А.С.Пушкина (чтение - вот лучшее учение) - Лучшее Учение Чтение. Но это не только аббревиатура, но и удивительно замечательное, светлое, перспективное слово. Оно как прожектор «перезагрузки» (воспользуемся модным термином) читательского сознания; перестройки собственной читательской деятельности и общения на основе рефлексии.

Рефлексия в нашей технологии - ключевая составляющая, на основе которой происходит интеграция в саморазвитии Читателя по принципу «ПОЗНАЙ и СОЗДАЙ себя ЧИТАТЕЛЬ». Но на этом поиски термина не закончились. Приходилось при личном общении раскрывать аббревиатуру «ЛУЧ». Вот Вам и психолингвистический урок в восприятии информации! Тогда появился термин «созидающее чтение». Мне представляется, что он более удачен по отношению ко многим терминам. И более того - этот термин вбирает в себя другие, в том числе критическое, аналитическое, ассоциативное, творческое чтение. Что же созидает «созидающее чтение»? Не только Читателя, но и Личность, и разные информационно-интеллектуальные продукты. Эта технология «работает» на всех онтогенетических этапах читательского развития. Но об этом, как и об иных аспектах интерпретации «пространства чтения» поговорим в другой раз, так как не стоит злоупотреблять вниманием моего заочного собеседника. Почему собеседника? Читатель, читая текст, соучаствует и сопереживает, критически и эмоционально оценивает, что говорится. Он мысленно спорит, соглашается или нет, радуется или огорчается, сердится или завидует, понимает или нет, принимает или нет; хочет поспорить с автором, возразить ему, либо поддержать, солидаризируясь с идеями автора. Спасибо, дорогой собеседник и сообщник (в хорошем смысле слова)!

Я к Вашим услугам! Валентина Александровна Бородина - пленённая теорией и технологией читательского развития личности.

Литература

  1. Рубакин Н.А. Среди книг / Н.А. Рубакин // Избранное. - В 2 т. - М.: Книга, 1975. - Т. 1. - С. 105-104.
  2. Асмолов А.Г. Психология личности: принципы общепсихологического анализа / А.Г. Асмолов. - М.: Смысл, 2001. - 416 с.
  3. Филонов А. О чтении и библиотеках / А. Филонов. - (Б.м.) - 1861. - 23 с.
  4. Собкин В.С. Динамика изменения чтения в подростковой субкультуре / В.С. Собкин // Школьная библиотека, 2007. - № 9 - 10. - С. 68 - 80.
  5. Бородина В.А. Теория и технология читательского развития в отечественном библиотековедении / В.А. Бородина. В 2 ч. - М. : Школьная библиотека, 2006. Ч. 1. Научные и методологические основы. - 336 с.; Ч. 2. Практикум.- 208 с.
  6. Бородина В.А. Учим ... читать: Уроки динамического чтения / В.А.Бородина, С.М.Бородин. - Л.: Лениздат, 1985. - 192 с.

Пространство чтения

Великолепная статья! Разложено все по полочкам и главное, не только обозначены проблемы, но и предлагаются пути их решения. Бери, библиотекарь, работай! (Даже мастер-класс предложен!) Но готов ли библиотекарь? Желает ли он учиться, использовать новые технологии в повышении культуры чтения не только читателя, но и своего? Ведь проще всего, провести мероприятие, отчитаться и забыть о нем в «потоке новых неотложных дел». Проблема не только в профессиональной квалификации библиотекаря, но и в нашем менталитете: одни предпочитают «тихую гавань», другие развивают бурную деятельность из разряда «сизифова труда», и лишь немногие занимаются НАСТОЯЩИМ делом: растят, воспитывают НАСТОЯЩЕГО читателя.Спасибо Вам большое, Валентина Александровна! Ваша статья заряжает оптимизмом, хочется верить, что не все потеряно и есть свет в конце туннеля. А нам остается только учиться у таких МАСТЕРОВ, как вы! С уважением, Казимирова Л. А.

Читайте детям не нотации, а книги

Читайте детям не нотации, а книги. Это высказывание Григория Остера как нельзя лучше демонстрирует, что культура чтения все-таки, в первую очередь, должна исходить из семьи. Если родители читают настоящую художественную литературу ребенку, хотя он уже умеет читать, сближение текстом вслух установит более доверительные отношения между мамой, папой и сыном или дочкой. Читать нужно и самому, и вместе. Роль библиотекаря, таким образом, важна, но как роль направителя чтения в семье. Мне обычно хочется прочитать книгу после качественно снятого фильма (так было с «Ночным дозором», «Домбэ и сыном», «Братьями Карамазовыми», «Адмиралом» и так далее), но с тем большим любопытством хочется посмотреть фильм после уже прочитанной книги («Гордость и предубеждение», «Парфюмер», «Портрет Дориана Грея»). Если ребенок заинтересовался динозаврами - прочитайте ему о динозаврах или дайте прочитать о них самому, сводите его в музей, где можно увидеть экспонаты эпохи юрского периода, посмотрите кино о динозаврах, чтобы книга не была оторвана от реальности. Помните, в книге Гайдара «Военная тайна» звеньевой Иоська вместо запланированной ранее книги читает ребятам о танках и показывает картинки, потому что дети перед этим видели танки, и им стало любопытно узнать о них больше: мальчик уловил настроение звена - и попал в точку! И, наверное, все-таки нельзя заставить человека читать, если у него нет такой потребности. Сформировать ее - вот задача семьи и библиотекаря!

нотации - книги

пытаюсь читать внуку книги...но стадное чувтво мешает, дети в группе- все! увлечены человеком-пауком и он роднее даже смешариков, его покупают и живьём и в журналах, карточки перебирают, меняются. И я купила, чтобы мой был не хуже людей...а о Погорельском ему поговорить,кроме меня, не с кем

Валентина

Валентина Александровна добрый день! Не только тронуло за живое, но и как-то примерила на себя, мысленно устроила путешествие по своим принципам профессиональной работы. "ПОЗНАЙ и СОЗДАЙ себя ЧИТАТЕЛЬ!" Всей душой за эти ключевые слова, но вот парадокс, познать-то читателю мы помогаем себя, а вот создать? Особенно для ребенка...вступает закон вытия - " по образу и подобию". Этот образ и подобие на мой взгляд не только мама, но и библиотекарь. Именно поэтому стараюсь сама больше читать, бывать, общаться, а вот технологии надо осваивать. Спасибо огромное за участие в нашей конференции. С уважением Безденежных Людмила Ивановна (СОБДиЮ)

Пространство чтения

Уважаемая Валентина Александровна! Полностью с Вами согласна. Только тот, кто умеет созидательно читать, сможет научить чему-то других. Библиотекарь должен развивать себя, тогда и с читателями все будет в порядке. Спасибо за статью! Ю.Ф.Андреева

Будем учиться!

Замечательная статья, ВАлентина Александровна. А Вы пламенный трибун! Не все решаются вступить с Вами в переписку при такой харизме. Током может ударить! Видели - посещений много - комментариев мало. Народ думает, осмысляет. Это ещё переварить надо при наших привычках. Обратили ведь внимание, что многие просто описывают проведённые мероприятия без всякой рефлексии. Чисто эмпирический материал никак не обобщается.

При том, что в статье изложена стройная система, с которой я была знакома по предыдущим публикациям, кое-что всё равно сильно зацепило. Безусловно, мы противоречивы в своих "новых взглядах". Нам импонирует педагогика Д. Пеннака. Мы против руководства чтением. Но обеими руками "за" "культурную экспансию" - завоевание новых территорий - реальных и виртуальных, активную наступательную политику библиотеки в местном сообществе. Кажется, слово "пропаганда" снова начинает витать в атмосфере. Мы начинаем склоняться к "положительной форме насилия" в своих акциях и фестивалях - "лучше пропагандировать чтение, чем колбасу". "Кричите о книгах!" - уверяет М. Веллер.

Сегодня для библиотекарей становится очевидным, что чтение и читательское развитие изучается множеством наук и имеет много ракурсов рссмотрения. Это теоретически. Реально - на семинарах и конференциях мы читаем и слышим описание мероприятий. В этом направлении необходима серьёзная профессиональная подготовка, прежде всего, психологическая и филологическая. Потому что следующее проблемное поле - круг чтения и все "полки" - золотая, серебряная. бронзовая. На всех семинарах и тренингах занимаемся их составлением. Знакомы со списками И. Бродского, "Заветными списками" М. Пряхина, списком лучших книг XX века Ф. Бегбедера и другими авторскими сотнями, десятками, дюжинами. Составляем свои, играем в эти игры с читателями. А вот это идея - посмотреть совпадение по темам и проблемам в списках, составленных в разное время.

А вот и самый болезненный вопрос - эффективность продвижения новых методов и технологий читательского развития. Занимались активно, осваивали буквально всё новое, что только возможно. Считали, что новые краски оживят унылые картины подросткового и юношеского чтения.То, что касается качества чтения познавательной литературы - сдвиги безусловно есть. Относительно художественной - можно определить только "на глаз", т.е. нельзя вообще. Хотя есть один замечательный проект, который мог бы показать читательский рост: одни и те же дети в 4-м и 8-м классе (спустя 4 года) составляют рекомендательный указатель "Читай со мной" (каждый рассказывает о нескольких любимых книгах, которые рекомендует прочесть друзьям, и предстаёт в образе любимого героя).

И, наконец, "принцип малых дел". Я за него горой! Именно на нём всё и держится. Ведь сколько библиотекарей говорят - это не наша проблема, пусть её решает государство, от нас ничего не зависит, вот на западе!.... А другие, немногочисленные, просто закатывают рукава и начинают работать...Упорно и несмотря не на что - плохое комплектование, отсутствие денег, непонимание руководства... Плохо, что в базовом образовании отсутствуют читателевЕдение и читателеведЕние, стараемся освоить их с помощью самообразования. Вот интернет-конференцию затеяли, вас, классиков, пригласили. Будем учиться. В том числе и технологиям акмеологического типа. Рассчитываем на Вашу помощь.С уважением, М.В. Ивашина

Пространство чтения: термин и проблемы; дела и результаты.

Спасибо, Валентина Александровна! Получила истинное профессиональное наслаждение от чтения вашей статьи, потому что стала тем тем читателем, который "мысленно спорит, соглашается или нет, радуется или огорчается, сердится или завидует, понимает или нет, принимает или нет; хочет поспорить с автором, возразить ему, либо поддержать, солидаризируясь с идеями автора."
© (С) Учебная книга
О портале Карта сайта