NEW! Сафонова Н.К. Семейный портрет в интерьере нового века

Наталья Константиновна Сафонова,

доцент, Челябинская государственная

академия культуры и искусств, к.п.н.

Семейный портрет в интерьере нового века

Год семьи в современной России - явление уникальное и знаменательное.

После многих десятилетий, когда общественное безоговорочно признавалось важнее личного, когда господствовала идеология коллективизма, совершается важный и значительный поворот в сторону частного пространства. Этот поворот явственно демонстрирует наше решительное движение к гуманистическим общечеловеческим ценностям.

Семья - основополагающая ценность человеческой цивилизации. Дом, семья - исток и основание каждой человеческой жизни.

В 90-е и первые годы XXI-го века казалось, что семья в тяжелейшем упадке и что, может быть, ей уже не подняться. В эти годы одни, разрываясь на двух-трех работах, пытались обеспечить своим семьям элементарное выживание. На это уходили все физические и душевные силы; их не оставалось на то, чтобы согреть семейное пространство, насытить его жизнью. Дома остывали той «душевной остудой», которая неуклонно разрушала внутрисемейные связи и отношения, выталкивая детей на улицу.

Другие, напротив, в умоисступлении от свалившихся шальных денег, пускались в безудержную вакханалию потребления, что приводило, впрочем, к тому же результату - «холодный дом» ( только дома побольше и покои покомфортабельней).

Результат - сформировавшийся к концу первого десятилетия нового века, кризис семьи и семейных отношений. Не будем перечислять его приметы - они многократно проговорены и описаны. Тем более, что мы, собственно, о другом. Кризис, напомним, явление двоякое - это поворотный момент, содержащий в себе возможность и благоприятного и несчастного исхода.

Поговорим о благой возможности, которая вызревает сегодня.

Год семьи случился очень вовремя. Стабилизация социально-экономических условий жизни россиян в последние годы пробудила в людях стремление к обустройству своей жизни и не только в бытовом, но и в бытийном смысле. Подтверждение этому мы, сотрудники ЦСДБ г.Челябинска, нашли в наших материалах «обратной связи» по Году семьи, в особенности, в творческих работах конкурса «Семейные ценности», проходившего в период осени - весны 2008 года. Количество участников конкурса не поражает воображение, привыкшее к «глобальным» величинам, - не многим более 200 семей из полуторамиллионного Челябинска. Но совершенно очевидно, что проявились те, в ком уже созрело желание отрефлексировать происходящие в семье перемены. Поэтому, говоря о себе, они вольно-невольно сказали и о многих прочих, кто только чувствует эти перемены, но еще не может их выразить.

Каковы же векторы этих перемен?

Коль скоро нами заявлен «портрет», то сначала и предъявим обобщенный портрет современной челябинской семьи, как она «нарисовалась» в нашем конкурсе.

Итак, средний возраст супружеских пар - 35-40 лет, стаж семейной жизни от 5 до 15-ти лет. Таким образом, перед нами классическая картина того периода жизни, который самой природой своей предрасполагает к осмыслению первых жизненных итогов. Может быть, в этом причина такого охотного участия взрослых в нашем конкурсе и развернутой исповедальности многих работ.

Обратим внимание и на то, что в супружеских парах разница в возрасте,(если она есть), не превышает 3-х-5-ти лет, то есть, практически это люди одного поколения. Они росли на одних книгах и фильмах, играли в одни игры, у них сходный жизненный опыт, что, безусловно, способствовало более благоприятному и скорому протеканию периода гармонизации внутрисемейных отношений, выработки единого стиля жизни. Слаженность, единодушие были явственно ощутимы в конкурсных материалах.

В большинстве своем, это семьи двухдетные,(некоторые планируют пополнение семьи). Таким образом, перед нами семьи стабильные, мотивированные на «семейные ценности», главная из которых - дети. И дети здесь - не функциональное звено для законченности семейной картинки, они - осознанный родителями, центр семейного микрокосма.

Детская семейная ветвь была представлена возрастной генерацией 10-14-летних. Возраст начала и интенсивного развития рефлексивной деятельности. Совершенно естественно, что первым объектом осмысления становится семья и семейная жизнь, поскольку этот объект ближайший и доступный для перманентного наблюдения. Дети-участники конкурса, пытались осмыслить свой семейный мир, его состояние, свое место в нем, семейные перспективы.

Юные конкурсанты - люди благополучные, успешные, продвинутые. В большинстве своем, это дети раннего развития - многие умели читать к 3-м-5-ти годам; они играют в шахматы,(или даже в японские шашки!), занимаются музыкой, живописью, пишут стихи, эссе, побеждают в олимпиадах и конкурсах. У них большие жизненные притязания и уверенность, что они смогут их осуществить.

Разумеется, по всем показаниям, это не среднестатистические, а, скорее, элитарные,(в интеллектуально-духовном отношении), семьи. Таким образом, наш семейный портрет нельзя назвать типическим, но его можно определить как тенденциональный. Такие семьи сегодня появляются в российском обществе, становятся все более заметными и именно с ними связаны самые оптимистические перспективы преобразования социальной среды России.

Сделаем шаг за фасад семейного здания и попытаемся осмыслить ведущие содержательные векторы формирования семейного мира первого десятилетия нового века.

Прежде всего, явно обозначилась потребность почувствовать свой дом не местом временной «стоянки»,(кров, еда, отдых), но местом воистину соборным, где собираются для любви, для сокровенной близости, для удовлетворения потребности в понимании, самоуважении и защите. Это стремление реализует себя по-разному и прежде всего - в поисках опор, придающих семье прочность и устойчивость. Семья начинает осознавать и лелеять свою «корневую систему», Е.А.Асеева, одна из участниц нашего конкурса, написала об этом так: «Если у тебя глубокие корни, никакой ураган не способен тебя сокрушить», ей вторит 17-летняя Лена Власова : «прошлое - это своеобразные корни, питающее древо жизни». В домах сегодня снова на стенах и полочках появились семейные фотографии в рамках, фотографии дедов и прадедов; пробудился интенсивный интерес к семейным архивам и реликвиям.

Уважение к деяниям и памяти предков, к семейным преданиям, архивам, реликвиям культивировалось в российских семьях XIX века , преимущественно, конечно, в дворянских. И это не была забота о семейном « бренде», это было важнейшим элементом воспитания. Новые поколения семьи осознавали свою историческую обусловленность, свою неслучайность и свою ответственность за сохранение фамилии во времени, поддержание чести родового имени, ( вспомним знаменитый прощальный диалог старика Болконского с сыном Андреем!).

Впрочем, для Л.Н.Толстого, уважение к предкам - универсальный семейный закон. Вспомним, в рассказах из «Азбуки», (этой «энциклопедии крестьянской морали»), многократно проговаривается в разных художественных контекстах мысль об уважении и доверии к опыту и трудам старших. И послушание ребенка рассматривается как следствие этого уважения и доверия, а не как результат авторитарного давления.

Понятие «семейная реликвия» в современной семье достаточно многомерно; это очень разные вещи по статусу, функциям, содержательному наполнению. Иногда это действительно сакральные вещи, обладающие мощной объединительной энергетикой. Например, !3-летняя Касьяненко Яна называет семейной реликвией икону Божьей матери, которую когда-то ее прабабушка спасла из горящей церкви в Киеве и с тех пор она передается в семье из поколения в поколение. « На обратной стороне иконы рукой моей прабабушки написана молитва «Отче наш», может быть ,поэтому она имеет такие чудодейственные свойства, - пишет Яна,- мы бережно храним нашу семейную реликвию, ведь она связывает не одно поколение нашей семьи».

Вера, (в ее религиозной ипостаси), сопровождающие ее ритуалы и установления и, прежде всего, молитва как форма ежедневного духовно-нравственного самоотчета, традиционно занимала большое место в жизни российской семьи - о том в российской литературе написаны прекрасные страницы от С.Аксакова до И.Шмелева. Сегодня и это, после долгих лет замалчивания и изгнания, возвращается в нашу жизнь, в семейный обиход; пока это достаточно тонкий пласт в архитектонике семейного здания ,( в наших конкурсных материалах эта тема отчетливо прозвучала всего в трех-четырех работах), но он уже есть и, безусловно будет прирастать.

Корневые опоры видятся современным «отцам и детям» в реликвиях, являющихся свидетельством деяний предков во славу отечества, на благо семьи. Так, в семье 14-летней Маши Котовой такой реликвией стал военный фотоархив прадеда, который не просто бережно хранится в семье, но осознается, осмысливается, побуждает к новым разысканиям, обрастает комментариями и подробностями. А в семье Лены Власовой такой семейной реликвией стали ...ножницы! Лена пишет: «Первые ножницы, которые выковал мой прадед , он подарил своей любимой жене. На них с особым старанием он выгравировал надпись: «Моей любимой навеки». Вот уже 78 лет эти ножницы находятся в нашей семье и передаются из поколения в поколение». Лена уверена, что присутствие таких вещей в семье «имеет огромное духовное значение», так как в них материализованы подвижнические усилия и помыслы предков, создававших основание семейного здания, думавших и желавших преуспеяния и благополучия для своего рода и «для меня тоже», как осознает это современный ребенок, ощущая и благодарность и ответственность.

Встреча с семейными реликвиями, дошедшими через толщу лет, становится для ребенка важной ступенью духовного роста; через них ребенок начинает не умозрительно, не на словах, ощущать свою принадлежность, свою обусловленность прошлым и предназначенность будущему. Девятилетняя Дроздова Даша, получив от бабушки самиздатовскую книгу, напечатанную на старой пишущей машинке прадедом, была потрясена посвящением : «Книга адресована потомкам Михаила Николаевича Парфенова, то есть - мне!» Книгу прадед посвятил родословной своей семьи, ведущей начало с 1793 года и в ней есть ее генеалогическое древо. «Моя мама, - пишет Даша, - не напечатана на этом дереве, а приписана ручкой, а потом и я, уже на восьмом уровне от нашего первого известного предка». Естественно, свое имя, увиденное на восьмом уровне разветвленного семейного древа, дает ребенку совершенно новый, более высокий и строгий контекст самоощущения.

Важное место в жизни семьи занимают и реликвии, образовавшиеся внутри семьи на ее настоящем отрезке времени; они, может быть, не столь статусные, но столь же энергоемкие и духовно-насыщенные. Это реликвии, связанные, например, с историей знакомства семейной пары, со свадебным ритуалом, рождением ребенка и т.д. Такие реликвии ценны их внутренним наполнением, личными смыслами, в них вложенными, - в них воплощаются первые усилия созидания своего особого внутреннего семейного пространства, которые потом развиваются в семейный стиль жизни.

Радует, что возвращается традиция сохранения и передачи по семейной эстафете любимых игрушек. Так, Кате Дога достался плюшевый мишка, которому почти 40 лет - маме подарили его на двухлетие!

Игрушка это не просто «игровой предмет»; это то, что в наибольшей степени «приобретает нечто человечье», потому что никто кроме детей не обладает в такой степени способностью «отдавать свою душу». Сила детской любви, детских волнений и страстей,( «наигранность» игрушки), создает интенсивное духовное силовое поле, ощущаемое, конечно, восприемником игрушки и служащее формированию сокровенных уз между детьми и родителями.

Столь же важным, связующим детей и родителей, звеном становятся книги, также выполняющие роль семейной реликвии особого рода. Одиннадцатилетняя Наташа Залежных пишет: «В моей большой семье считается наилучшим детским произведением роман В.Каверина «Два капитана». Этот роман еще мои бабушки читали в своей юности, потом мама и папа читали в своем детстве и я в этом году прочитала этот роман - он очень интересный!». В семье Городокиных такой сквозной внутрисемейной книгой стал роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Володя Городокин, младший в этой большой семье, так написал об этом «онегинской строфой»:

Настольной книгой стал роман

Для наших пап, для наших мам,

Сестер и братьев, и кузин...

Семьею нашей он любим

И хоть различные пристрастья

Имеет каждый в мире книг,

Но обладает некой властью,

Бесспорно пушкинский язык.

Роман мы учим всей семьею,

Цитируем его стихи,

Зимой ли, летнею порою,

А иногда совсем одни,

Чтоб сокрушить печаль и грусть,

Его читаем наизусть.

Такое общее чтение обладает большим объединительным потенциалом : совпавшие симпатии и антипатии, обмен открытиями внутри художественного текста, обсуждение смыслов и образов - через это все происходит взаимоузнавание и взаимораскрытие друг друга, может быть, более содержательное, чем в других видах деятельности. В этой связи стоит вспомнить, сколь большое место занимало семейное чтение в жизни российских семей в прежние столетия.

Увы, сегодня книга в духовно-интеллектуальной среде семьи присутствует не как самая активная составляющая. Книгособирательство, как традиция, сохраняется в тех семьях, где она имеет прочные основания: там, где домашние библиотеки формировались дедами и прадедами,( среди наших участников были семьи, в которых домашние книжные собрания ведут начало из XIX века). В большинстве же семей объем домашних библиотек сравнительно невелик. Характерно, что традиционные «кирпичные» домашние библиотеки начинают теснить книги на новых носителях : в семьях появляются аудиокниги, книги на дисках,( например, в семье Коли Дурникина таких книг уже более 500).

Интенсивность внутрисемейной читательской жизни, судя по всему, находится на достаточно среднем уровне. Когда детям предлагается назвать «чемпиона по чтению в своей семье», они чаще всего называют себя - не только из естественной детской склонности преувеличивать свои возможности и успехи, но и потому, что объективно зачастую не видят вдохновляющих и убедительных примеров читательского поведения взрослых. Картина чтения взрослых членов семьи, так как она, например, отразилась в карточках участников конкурса, заставляет задуматься. Папы, в основном, приверженцы специального чтения: компьютерные журналы, справочная литература профессионального характера; для релаксации - детективы, боевики. Мамы - любительницы «женских детективов», романов о любви, исторических романов с увлекательной любовно-приключенческой интригой. На этом фоне, чтение детей видится более высоким по качеству, так как в их чтении ,так или иначе, фигурирует детская литературная классика.

Можно заметить, что взрослые охотно включаются в чтение детей, демонстрируя живость и эмоциональность реакций, под стать самим детям, особенно в ранние периоды детского чтения. Когда ребенок подрастает и начинает самостоятельную читательскую жизнь, некоторые взрослые продолжают следовать по стопам ребячьего чтения. Дети указывали, что взрослые домочадцы охотно прочитывали вслед за ними «всего Гарри Поттера», «еще раньше меня прочитали «Таню Гроттер», «папа читал моих «Звездных рейнджеров» и т.д.

Можно порадоваться этому явлению, если оно - отражение родительской заинтересованности в читательской жизни своего ребенка и если это общее чтение становится предметом общих обсуждений, размышлений, споров. Другое же дело, если такое вторжение в детский читательский репертуар - следствие торможения в собственной , взрослой читательской практике : не произошло развитие читательских навыков, не выработаны свои читательские осознанные предпочтения, не получил развития читательский опыт. В результате, человек удовлетворяет, возникающий иногда читательский аппетит, случайно подвернувшимися книгами; детские книги, в этом случае, тем выгоднее, что они всегда занимательны и легки в чтении.

Некая инфантилизация взрослого чтения - явно обозначившаяся тенденция. В семейном чтении она опасна тем, что взрослый перестает обозначать для ребенка перспективу читательского развития и создает возможность уже детского торможения в чтении.

Пожалуй, в духовно-интеллектуальной среде семьи сегодня доминирует музыка и в этом опять-таки видится возврат к семейно-бытовой культуре досоветских времен. В семьях снова появились музыкальные инструменты: баян, пианино, гитара, саксофон, синтезатор, даже губная гармошка! В большинстве семей есть музыкальные центры с караоке. Музыкальные семейные вечера снова входят в семейный быт: « в нашей семье все поющие», « мы любим петь вместе под караоке», «любим слушать музыку и петь», «мы часто поем с мамой дуэтом» - такие признания в работах участников семейных конкурсов не редкость.

Тяготение именно к музыке, конечно, не случайно. Музыка - самый демократичный вид искусства и самый эмоциональный. Ритмическая природа музыки, пробуждающая экстатические реакции, эмоциональный подъем, сопровождающий слушание и, особенно, исполнение музыкальных произведений, становятся замечательным средством единения семьи

Кажется, грядет и возвращение семейных театров. Во всяком случае, театрализованные семейные праздники уже достаточно широко распространены в семейном обиходе. Для этих праздников пишутся сценарии, ( часто в стихотворной форме), в которых обыгрываются ситуации и события внутрисемейной жизни. Разрушение формальных преград в этих семейных капустниках благотворно влияет на семейный микроклимат, способствуя его демократизации.

Семья , в идеале, не аморфное образование. В ней должна быть своя структурность, иерархичность, свои установления, регулирующие течение жизни в семье.

Сегодня понятие «семейные устои» снова явственно возвращается в семейный обиход. Каким содержанием ныне оно наполняется?

Некоторые векторы указали участники конкурса, создавая краткий рецепт счастливой семьи, счастливого дома: «взаимопонимание и взаимовыручка», «умение любить и прощать», «терпение и понимание», «любовь, тепло, вера друг в друга», « умение идти на компромиссы», « любовь и поддержка в большом и малом», «и в радостях , и в печалях быть вместе» и т.д. Работы конкурсантов в номинации «Семейные принципы» дают более развернутую и детализированную картину современных семейных устоев.

Если суммировать высказывания респондентов, то приоритетным в иерархии принципов следует назвать искренность семейных взаимоотношений. «Первый и главный принцип,- пишет Е.А.Асеева,- не лгать ни в большом, ни в малом.». Участники конкурса, и дети, и взрослые, единодушны в том, что главный мотив создания семьи - потребность человека в безопасности, в полном доверии,. в возможности обретения пространства полного и безоглядного самораскрытия. Этого хотят все, хотя, конечно, понимают, что искренность - не самый легкий принцип, ибо предполагает открытость и проницаемость детского и взрослого миров друг для друга. Следование такому принципу делает семейное воспитание понятием круглосуточным, когда «воспитывают ребенка не только наши слова и действия», осознаваемые нами, как воспитательные влияния, но каждодневные впечатления семейного бытия. Приоритетность именно этого принципа свидетельствует о том, что современная семья не хочет быть формульной ( «мама+ папа+я = семья») и формальной, она стремится действительно реализовать в полной мере истинное назначение семьи, как института, служащего удовлетворению потребностей в самосохранении и самоуважении каждого ее члена. Подтверждением этого является и другой принцип, провозглашенный участниками конкурса, его так сформулировала Е.А.Тихонова: «Давать возможность каждому в семье заниматься его любимым делом»; ее поддержали многие другие - «обязательно замечать успехи друг друга», «быть заинтересованными друг в друге», « чтобы каждый ощущал свою значимость и получал поддержку», «каждый в семье должен быть уникальным» и т.д.

Семья воспринимается как пространство без «невидимок», пространство свободной и радостной реализации сущностных сил личности. Это тоже показатель нашего движения в сторону демократических ценностей, среди которых основополагающая - ценность человеческой личности, с ее правом быть собой и реализовывать свой личностный потенциал.

Работы наших конкурсантов отнюдь не были семейными идиллиями; в них есть ясное понимание, что жизнь не состоит из одних праздников, что в ней есть «труд и горе». Тем не менее, семья в жизненных буднях не должна терять ощущение прекрасного - и это еще один принцип.

Современные родители «настрой на позитив» также обозначили как принцип семейной жизни: «Во всем видеть положительное», «больше положительных эмоций», « нужно уметь радоваться», «никогда не отчаиваться и идти вперед, жизнь прекрасна!» и т.д. Сегодня этот принцип достаточно хорошо разработан в педагогической литературе, в литературе по семейной психологии. Доказано, что несчастные, унылые родители - плохие воспитатели для своих детей; детей должна окружать атмосфера жизнелюбия - только тогда ребенок чувствует безопасность, уверенность и его душа расцветает. Но, думается, немногие родители почерпнули эту принципиальную установку для своего семейного пространства из специальной литературы. Скорее, это плод собственного житейского опыта и опыта, воспринятого от старшего поколения - «стариков», как писали наши конкурсанты, «преданных, брошенных, но не растерявших душевного тепла, щедрости и жизнестойкости». В какой-то мере, эта принципиальная установка обусловлена и возвращением в наш обиход религиозной культуры, которая относит отчаяние к одному из тягчайших грехов. В любом случае, такой семейный принцип благотворен для всей семьи и, особенно, для детей.

Работы участников нашего конкурса показывают, как целенаправленно притягивает семья к своему семейному пространству все доброе и прекрасное. Семья не упускает возможности путешествий - ближних и дальних - чтобы «набраться красоты», семья изобретает свои праздники, традиции, ритуалы, расцвечивающие и индивидуализирующие семейный быт, (« ведь это так здорово отличаться от других семей своей энергетикой и позитивом!», - пишет Катя Лубошникова), семья культивирует познавательную и творческую активность, свидетельство чему - замечательные семейные видео-хроники, вернисажи, эссе, стихи, рассказы.

Современная семья провозглашает себя открытой системой : «мы открытые люди», «мы любим гостей», « у нас много друзей», «наши двери всегда открыты» и т.д. Гостеприимство семейным принципом провозгласили также многие семьи - участники конкурса. Это тоже симптоматичный знак перемен. Семья, дом решительно перестают быть « норой», где отлеживаются, зализывают раны и обороняются от вторжения. Нет, конечно, семья сохраняет потребность в суверенности - большинство семей в своих семейных планах обозначали: «построить свой дом», « купить домик и жить своей семьей», «приобрести домик в деревне», « построить дом по своему проекту». Заметим, речь идет именно о «доме», а не о квартире. «Свой дом» - явно проявляющееся стремление к большей автономизации семьи, к возможности в полной мере реализовать индивидуальный семейный стиль жизни. Но чем более состоятельной и состоявшейся ощущает себя семья внутри своего семейного мира, тем глубже и богаче ее взаимоотношения с внешним миром. Семейная гармония создает тот душевный избыток, который изливается на все и вся - с какой радостью наши конкурсанты в номинации «Любимцы семьи» рассказывали о своих родственниках, друзьях, соседях и, особенно, о разнообразных «меньших братьях» - кошках, собаках, хомячках и крысках, черепашках, рыбках и даже домашних улитках!

Открытость семьи культивируется ее взрослыми членами не в последнюю очередь в интересах детей, ибо дети, рисуя образ счастливой семьи все время говорили : « дом, куда могут приходить друзья», «где много гостей», « где можно общаться с друзьями». Родители, в свою очередь, стремятся, чтобы коммуникативная среда ребенка была как можно богаче, чтобы шире была система опор, больше и разнообразнее опыт упражнения в чувствах и поступках. Детоцентричность - еще один несомненный принцип современной семьи. Родители демонстрируют интенсивную готовность вкладываться в своих детей; семейные планы, обозначенные в карточках участников конкурса, преимущественно связаны именно с детьми : «обеспечить развитие своей доченьки», «дать детям хорошее образование», «создать условия для развития способностей нашего сына», «развивать творческие способности наших детей», « купить хороший инструмент сыну», « подготовить сына к поступлению в лицей», «развивать и воспитывать дочку» и т.д.

Родители готовы бесконечно, упоенно говорить об успехах своих детей ; и здесь тонка грань, где естественная родительская гордость переходит в родительское тщеславие. Косвенное подтверждение тому, что такая опасность существует, мы нашли в некоторых детских определениях «счастливого дома» : «дом, куда всегда хочется возвращаться», « где тебя любят не за твои успехи, а за то, что ты такой, какой есть». Извечная детская надежда и детская тоска по безусловной любви !

Несомненно, перед нами в нашем конкурсе прошли счастливые семьи. Мы помним знаменитое толстовское: «Все счастливые семьи похожи друг на друга...». И это, конечно, не знак уничижения. Они действительно похожи, в том смысле, что воплощают жизненную норму, естественные и непреложные основы бытия. Можно только порадоваться тому, что эта норма получает распространение и утверждается в нашей жизни.

Один из наших конкурсантов, 10-летний Миша Деркач, придумал совершенно новое слово для обозначения предвесеннего времени природы, объединив последний слог слова «зима» и первый слог слова «весна», - МАВЕС. Наверное, в нашей социальной жизни тоже сегодня предвесеннее время, когда все у нас еще так хрупко, так неустойчиво! Но пробуждение семьи, явно обозначившееся в настоящее время, дает нам твердое основание для социального оптимизма.

В библиотечных

В библиотечных конкурсах все-таки участвуют достаточно благополучные семьи. А как привлечь к чтению семьи нечитающие? Часто в библиотеках, особенно в детских, под семейным чтением понимают руководство детским чтением родителями, но ведь это понятие шире. Многие родители остановились в своем читательском развитии, особенно если это касается современной детской литературы. Вот, где безграничное поле деятельности. А что такое современная семья? Всегда ли это: папа + мама + я? Изучаем ли мы информационные и читательские потребности семьи? Много вопросов, на которые вместе искать ответы.

© (С) ГАОУ ДПО СО "Институт развития образования"