NEW! Степичева Т.В. Возрождение традиции семейного чтения: что может библиотека

Степичева Татьяна Викторовна

Санкт-Петербург

ЦГДБ им. А.С. Пушкина, филиал №2

(Библиотека истории и культуры Петербурга),

главный библиотекарь

Возрождение традиции семейного чтения: что может библиотека.

.

Похоже, эта статья автоматически попадает в «Архивную лавку», поскольку кто же в наше скоростное время компьютеров и Интернета возвращается к такому глубоко архаичному способу времяпрепровождения, как регулярное совместное чтение вслух. Оранжевый абажур или зелёная лампа, круглый стол, самовар... ну и прочая архаика. Тем не менее, практика показывает, что очень многое новое - это хорошо забытое старое, а рекомендации по рассказыванию детям или чтению вслух специалистов начала прошлого, а то и конца позапрошлого века не слишком отличаются от тех, что дают их современные последователи на Интернет сайтах или сообществах. Что даёт мне смелость говорить таки о - страшно сказать - возрождении традиции семейного чтения.

Должна сразу оговориться, что речь пойдёт не о семейном чтении во всей полноте этого понятия, но о традиции семейного чтения, то есть о совместном чтении для удовольствия в кругу семьи, которое было некогда столь распространено, и которое теперь практически не существует. О чтении преимущественно взрослой и преимущественно художественной литературы во взрослом же кругу, в который постепенно, по мере взросления допускаются дети. Примеров такого чтения в мемуарной литературе найдётся предостаточно. Таким образом, сам факт существования традиции не вызывает сомнений. Сомнения вызывает возможность, да и целесообразность её возрождения. О последнем я говорить не буду, поскольку на эту тему сказано достаточно, а вот о возможности возрождения традиции через деятельность библиотек попробую сказать.

По словам Ю.В. Федотовой, изучавшей семью как носителя культурных традиций, «длительность существования традиции сама по себе не определяет её современное значение; жизнеспособность традиции коренится в её дальнейшем развитии последующими поколениями в новых культурно-исторических условиях» [3, с.18]. Философ С. Коренев, рассматривая проблемы традиции и традиционализма, отмечает: «сегодня проблема состоит не в том, что "отсутствует интерес к традиции", не в том, чтобы ее целенаправленно "возродить" или "отреставрировать". Традиция должна родиться или возродиться сама, вполне спонтанно и органично, иначе это будет не традиция, а нежизнеспособная химера, стилизация, симуляция» [1]. Иными словами традицию, насколько бы древней она не была, нельзя возродить через воспроизведение внешних её атрибутов. Задача состоит в том, чтобы создать условия, в которых возможно возрождение традиции. Посмотрим, насколько это реально.

Условия существования традиции семейного чтения.

XIX - началоXX века

Современное состояние

  • 1. Ориентация на слуховое восприятие (в т.ч. чтение вслух). Мотивация извне.
  • 1. Ориентация на зрительное восприятие (в том числе чтение про себя). Внутренняя мотивация.
  • 2. Чтение как распространенный способ проведения досуга. Наличие свободного времени.
  • 2. Вытеснение чтения из сферы досуга. Дефицит свободного времени.
  • 3. Ориентация на семью.
  • 3. Семья перестает восприниматься как ценность.
  • 4. Наличие сформировавшейся традиции.
  • 4. Угасание традиции.
  • 5. Соборность
  • 5. Разобщенность.
  • 6. Эмоциональность. Чтение как общение.
  • 6. Рациональность. Чтение как получение информации.
  • 7. Медленное чтение (низкий темп восприятия)
  • 7. Быстрое чтение (высокий темп восприятия)
  • 8. Регулярность.
  • 8. Спонтанность.
  • 9. Чтение взрослых друг другу. Деление дома на «взрослую» и «детскую» половины.
  • 9. Чтение родителей детям. Совместное существование взрослых и детей в быту.
  • 10. Ограниченный репертуар детского чтения.
  • 10. Развитая детская литература, охватывающая широкий круг тем.
  • 11. Самостоятельный вид деятельности (чтение для удовольствия).
  • 11. Деятельность, входящая как часть в другую деятельность (чтение для работы или учёбы).

Из таблицы видно, насколько изменились условия существования традиции практически во всех аспектах. Рассмотрим каждый пункт в отдельности, чтобы понять, в каком направлении может работать библиотека.

Ориентация на зрительное восприятие (в том числе чтение про себя). Тенденция к восприятию на слух является формообразующей для традиции семейного чтения. Чтение вслух было распространённым методом обучения, привычной формой общения с книгой. Форма устного рассказа заменяла чтение всей неграмотной части населения. При естественности устного восприятия традиция поддерживалась извне, инициировалась окружающей обстановкой. Существовала внешняя мотивация, которая сейчас полностью отсутствует. Роль библиотеки здесь может состоять в создании положительного образа чтения вслух. Слушание лучших образцов чтения вслух (актёры, студенты театральных вузов, писатели, просто люди, умеющие хорошо читать) - многие ли из нас имели удовольствие вживую слушать хорошее актёрское чтение прозы, именно чтение, даже не моноспектакль. Слушать самые разные манеры чтения, может быть, даже одного и того же произведения, как это делают меломаны. Просмотр и прослушивание передач с чтением разных людей. Использование аудиокниг, дискуссии по этому поводу. Чтение вслух стихов, любимых, наизусть - по очереди, кто больше помнит, поэтические соревнования. Это может быть что-то серьёзное, а может быть капустник. Чтение вслух может быть не менее творческим занятием, чем рисование или изготовление кукол.

Вытеснение чтения из сферы досуга. Дефицит свободного времени. Подозреваю, что свободного времени у наших предков было не многим больше, чем у нас сегодняшних. Были, конечно, богатые помещики, у которых досуг был настолько велик, что заполнить его стоило большого труда, особенно зимой. Однако остальным приходилось всё же встраивать семейное чтение в достаточно заполненный событиями день. Безусловно, не было таких мощных «пожирателей времени», как телевизор или Интернет. Но вопрос, тем не менее, прежде всего в мотивации.

Семья перестает восприниматься как ценность. Изменение семьи. Многопоколенная, многодетная семья, живущая вместе, сменилась нуклеарной семьёй, зачастую неполной. Чтение в кругу семьи, включавшее ранее несколько человек, сменилось чтением тет-а-тет. И если в большой семье могло быть несколько слушателей примерно одного возраста, для которых могла быть интересной та или иная книга, то сейчас это мама и ребёнок с очень большой разницей в возрасте. И чтение - не совместный семейный досуг, а в лучшем случае общение мамы с ребёнком. При чтении вслух нескольким людям личные отношения уходят на второй план, не так явно стремление решить свои или чужие психологические проблемы через совместное чтение. При большом количестве людей книга выбирается с оглядкой на всех, с учётом многих предпочтений, а значит, более нейтрально воспитательное воздействие, более явно - общезначимое, художественное. Библиотека не решает проблем семьи с помощью чтения художественной литературы, это вообще не дело библиотеки - решение семейных проблем. Но не учитывать изменения в семье невозможно. Если пришедшая в библиотеку семья получит импульс к неавторитарному, межличностному, субъект-субъектному общению, приобретёт опыт диалогового общения, умения аргументировано излагать свою точку зрения - это может стать основой для общения и обмена мнениями в процессе совместного чтения.

Угасание традиции. Практически не осталось семей, где совместное чтение вслух передавалось бы как традиция из поколения в поколение. Очень редки семьи, где оно стало традицией, то есть происходит достаточно регулярно и включает взрослых и детей старше 10-12 лет. Исследования отмечают, что становится меньше семей, где родители вообще читают вслух детям, даже дошкольникам и младшим школьникам. В связи с этим нужно максимально использовать опыт семей, где чтение вслух - любимая и устойчивая традиция. Стоит привлекать их к сотрудничеству с библиотекой, собирать и обобщать их опыт совместного чтения (как читают, что читают, в каком возрасте, где находят время, как поступают с младшими или, наоборот, со старшими во время чтения), проводить что-то вроде мастер-классов. В принципе разговор о традиции. Что это было, откуда взялось, как и что читали в той или иной семье, зачитывать воспоминания о чтении в семье разных деятелей и т.д.

Разобщенность. Уже упомянутое физическое разделение семьи. Индивидуализм. Чтение - личное дело каждого. Стремление закрыть свой внутренний мир. Опять же библиотека не может работать над этой проблемой напрямую. Но может быть аналогом Интернет-форумов, где есть возможность высказаться, тоже необходимая каждому. Пример - клуб «Dialogos» при РГДБ. Для библиотекарей - учиться организации такого обсуждения, уметь его регулировать. Формы такой организации с разной степенью свободы и заданности (то есть соотношения домашних заготовок и импровизации).

Рациональность. Чтение для получения информации. Всё чаще, как на бытовом, так и на профессиональном уровне, чтение приравнивается к получению информации, а библиотека - к месту, где эта информация собрана. Рациональность главенствует на многих уровнях, вытесняя эмоции, эмоциональное. В детей с дошкольного возраста стремятся поместить как можно больше информации, в результате чего уменьшается эмоциональная составляющая жизни, а тем более чтения. При работе по возрождению традиции внимание следует перенести на эмоциональную составляющую общения с книгой. Совместное чтение вслух - это не получение информации, но чтение для общения, удовольствия. Это не отменяет передачи в процессе чтения знания, получения какой-либо информации о мире, но эта информация обязательно должна быть эмоционально окрашенной, а знание не только сохраняет эмоциональную окраску, но и непосредственно связано с личностью того, кто его передаёт.

Быстрое чтение (высокий темп восприятия). Стремление к высокой скорости чтения. Курсы быстрочтения и прочее. Читать медленно - немодно, несовременно. В результате часто схватывается только то, что на поверхности. Особенно это касается классики, которую и взрослому с неплохим образованием трудно воспринять с первого прочтения. А тем более, современным детям, для которых непонятными являются и лексика, и стилистика, и пафос изложения, и исторический контекст. Практически недосягаемым остаётся пласт, касающийся истории создания, исторических и литературных аллюзий, переклички с биографией и основными идеями творчества автора. Имеет, наверное, смысл посвящать какие-то встречи с книгой именно медленному чтению, литературоведческому разбору, не традиционно-школьному, но захватывающему. Как Натан Эйдельман, как Михаил Эпштейн. Опять же кого-то приглашать. И строить это как комментированное чтение, как некое расследование.

Спонтанность. Регулярность является характерным признаком традиции семейного чтения. Разовое прочтение вслух того или иного текста в кругу семьи может иметь разные мотивы и еще не создает процесса. Регулярное, протяжённое во времени совместное чтение вслух создаёт традицию. Поддерживать регулярность можно с помощью рекомендации книг для чтения вслух. Новинки. Классика. Чтение для разных возрастов. Та книга, о которой говорилось в библиотеке. Регулярность самих встреч, посвящённых совместному чтению и традиции.

Чтение родителей детям. Совместное существование взрослых и детей в быту. Развитая детская литература, охватывающая широкий круг тем. Собственно, это данность. Чтение вслух взрослыми друг другу, если сохранилось или возникает местами, то как разовое явление, сложно поддающееся коррекции извне. Не имеет смысла направлять организованные усилия на сохранение или возрождение этого процесса. То есть ориентация на чтение родителей с детьми. Но, возможно, стоит всё же сделать акцент на подростках, то есть на детях старше того возрастного порога в 10-12 лет, когда детям практически перестают читать. Это не значит, что о малышах совсем не стоит говорить, но основное внимание обратить на тот момент, когда чтение вслух принято заканчивать. Показать родителям, что ещё они могут сделать для своего ребёнка в плане чтения вслух. Учитывать те самые два года плюс. То есть ребёнок в 12 лет может выслушать и понять то, что он сможет прочитать сам в 14. Взрослая литература. Классика. И радость детской литературы, в которой затрагиваются недетские темы. Пограничные писатели (Сент-Экзюпери, Куприн, Льюис, Честертон, Шекспир опять же), там, где можно смотря по возрасту сделать скачок к взрослым произведениям этого же или других авторов. Детские писатели, произведения которых глубже, чем то, что на поверхности (те же мумми-тролли, Нарния, Толкиен), опять же параллели с взрослыми произведениями («Рони - дочь разбойника» - «Вам и не снилось» - «Ромео и Джульетта»). Что-то современное, доступное и интересное и взрослым, и детям (Акунин, скажем).

Деятельность, входящая как часть в другую деятельность (чтение для работы или учёбы). Этот пункт требует разъяснения, особенно для родителей подростков. Чёткое разграничение чтения для учёбы и чтения для удовольствия («мама должна читать вам, потому что это доставляет всем вам удовольствие, а не потому что вы не сможете сделать уроки, если кто-то не поможет вам прочитать тот или иной текст»). Удовольствие от чтения вслух как процесса. Просто удовольствие от чтения. Традиция семейного чтения, совместное чтение вслух - это не урок, а если подспудно и урок, то сопереживания, перевоплощения, наслаждения. «У нас часто говорят об идейном воздействии художественной литературы и гораздо реже о том, что она доставляет (должна доставлять!) художественное наслаждение» [2, с.331]. Художественное наслаждение - важнейший элемент восприятия литературного произведения. «Итак, все будет бессильно, если у читателя (зрителя, слушателя) нет от природы или не выработались в процессе воспитания и обучения способность к перевоплощению и готовность к сопереживанию» [2, с.335].

Возможно, даже если замечательно получится всё вышеперечисленное, да даже какая-то часть, это всё же не приведёт к массовому возрождению традиции. Но опыт может получиться бесценный. Опыт чтения. Собственно, разговор получается о том, как заразить собеседника самым главным - радостью чтения, именно заразить, зажечь. А это опять возвращает к вопросу о лидере чтения, да просто о ЛИЧНОСТИ, с которой хочется общаться. О личности родителя или библиотекаря, не так уж важно. Вот есть Марк Анатольевич Бродский - и есть клуб «Dialogos». И так, наверное, везде. А лидеры - это штучное явление. Или всё же их можно как-то готовить?

Литература:

1. Корнев С. Традиция, постмодерн и вечное возвращение. - http://kitezh.onego.ru/traditio.html

2. Левидов, А.М. Автор - образ - читатель / А. М. Левидов. - Л. : Изд-во ЛГУ, 1977

3. Федотова, Ю. В. Семья как феномен и носитель культурных традиций: Европа с древности до начала XX века: Дисс. на соискание степени кандидата культурологических наук / Ю. В. Федотова. - М. : РГБ, 2003

Глубокий анализ

Спасибо, Татьяна Викторовна, за глубокий разносторонний анализ проблемы. Но мне захотелось поспорить: если уходит традиция семейного чтения, то наступает новая эра "слушания"художественных текстов, в том числе семейного слушания и обсуждения. Аудиокнига завоевывает все большее пространство наряду с цифровой, и мотивация традиционная - возможность заниматься попутно другими делами.Здесь являются плюсом технические возможности: записал в мобильник несколько книг и слушай в транспорте, а во время семейной поездки в автомобиле!И опять же новые технические возможности: в художественном исполнении, в исполнении автора, с музыкальным сопровождением. Я знаю маму, которая начитывает уезжая в командировку - каждый вечер, засыпая, ребенок слушает мамин голос. Мне кажется, изучение этой тенденции заслуживает ваших аналитических талантов.

А.И.Водатурская

Спасибо за

Спасибо за добрые слова, Антонина Ивановна.
По поводу аудиокниг. Мне не кажется, что они приходят на смену традиции семейного чтения. Скорее востребованность аудиокниг отражает необходимость и в таком канале информации как слушание. Да и указанные Вами плюсы, конечно, налицо. Ведь с развитием техники человек становится всё менее свободным: у человека слушающего свободно зрение и руки, он может выполнять какую-то работу и параллельно слушать. У того, кто смотрит телевизор, свободны только руки, причём выполнять ими он может только механическую работу. То, кто сидит за компьютером, занят им полностью.

Если в двух предложениях, то для читающего вслух слушание аудиокниги и собственное чтение соотносятся примерно как чтение чужого эссе и написание собственного. Для слушающего разница прежде всего в возможности или невозожности обсуждения.

Аудиокниги ведь тоже вызывают неоднозначную реакцию. Нужно найти "своего" чтеца, нужно, чтобы создатели "угадали" музыку, либо необходимость её отсутствия. Здесь очень многое имеет значение: и темп чтения, и тембр голоса, и способ подачи материала. Помнится в юности, будучи страстной поклонницей творчества Марины Цветаевой, категорически не принимала её стихи в исполнении любимой и уважаемой Алисы Фрейндлих. Мне казалось, там было слишком много от самой актрисы, это страшно мешало, даже раздражало тогда. Более академическое чтение Н.Д. Журавлёвой было мне гораздо ближе. И снова: для того, чтобы объяснить своё неприятие, сравнить оба исполнения, понять что-то в стихах через это сравнение, нужен был собеседник. Именно в этом, наверное, смысл и мотив чтения вслух. В возможности прикоснуться к личности другого человека, в возможности обсуждения, понимания, диалога. Аудиокнига этого не даст, хотя её ценность безусловна. В лучших своих образцах профессиональное чтение вслух задаёт некую планку, даёт образец, показывает возможности подачи текста. Но главным всё же остаётся тепло совместного чтения и возможность приоткрыться друг для друга. увидеть другого иначе, найти в нём и в себе новые смыслы. Впрочем, я, кажется. повторяюсь.

Замечательный пример с мамой, которая начитывает своему ребёнку книги. Она оставляет ему себя, свой голос, своё тепло, своё отношение, свои чувства. Это, конечно, своего рода аудиокнига, но особая, персонализированная, только твоя. У меня есть другой пример - бабушки, которая каждый вечер читает внуку по телефону достаточно толстые книги. И всё прочитанное живо обсуждается тут же, по телефону.

Спасибо за

Спасибо за добрые слова, Антонина Ивановна. По поводу аудиокниг. Мне не кажется, что они приходят на смену традиции семейного чтения. Скорее востребованность аудиокниг отражает необходимость и в таком канале информации как слушание. Да и указанные Вами плюсы, конечно, налицо. Ведь с развитием техники человек становится всё менее свободным: у человека слушающего свободно зрение и руки, он может выполнять какую-то работу и параллельно слушать. У того, кто смотрит телевизор, свободны только руки, причём выполнять ими он может только механическую работу. То, кто сидит за компьютером, занят им полностью. Если в двух предложениях, то для читающего вслух слушание аудиокниги и собственное чтение соотносятся примерно как чтение чужого эссе и написание собственного. Для слушающего разница прежде всего в возможности или невозожности обсуждения. Аудиокниги ведь тоже вызывают неоднозначную реакцию. Нужно найти "своего" чтеца, нужно, чтобы создатели "угадали" музыку, либо необходимость её отсутствия. Здесь очень многое имеет значение: и темп чтения, и тембр голоса, и способ подачи материала. Помнится в юности, будучи страстной поклонницей творчества Марины Цветаевой, категорически не принимала её стихи в исполнении любимой и уважаемой Алисы Фрейндлих. Мне казалось, там было слишком много от самой актрисы, это страшно мешало, даже раздражало тогда. Более академическое чтение Н.Д. Журавлёвой было мне гораздо ближе. И снова: для того, чтобы объяснить своё неприятие, сравнить оба исполнения, понять что-то в стихах через это сравнение, нужен был собеседник. Именно в этом, наверное, смысл и мотив чтения вслух. В возможности прикоснуться к личности другого человека, в возможности обсуждения, понимания, диалога. Аудиокнига этого не даст, хотя её ценность безусловна. В лучших своих образцах профессиональное чтение вслух задаёт некую планку, даёт образец, показывает возможности подачи текста. Но главным всё же остаётся тепло совместного чтения и возможность приоткрыться друг для друга. увидеть другого иначе, найти в нём и в себе новые смыслы. Впрочем, я, кажется. повторяюсь. Замечательный пример с мамой, которая начитывает своему ребёнку книги. Она оставляет ему себя, свой голос, своё тепло, своё отношение, свои чувства. Это, конечно, своего рода аудиокнига, но особая, персонализированная, только твоя. У меня есть другой пример - бабушки, которая каждый вечер читает внуку по телефону достаточно толстые книги. И всё прочитанное живо обсуждается тут же, по телефону.
© (С) ГАОУ ДПО СО "Институт развития образования"