Ирина Абанкина: авторство учебной программы должно подтверждаться патентом

Указом "О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки", подписанным 7 мая, глава государства Владимир Путин поручил правительству в июле внести в Госдуму проект закона "Об образовании в Российской Федерации". О том, какие изменения ждут российское образование в случае его принятия, в интервью РИА Новости рассказывает директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина.

- Ирина Всеволодовна, каковы шансы принять закон при новом правительстве?

- Шансы велики: вряд ли новое правительство захочет его пересогласовывать в условиях преемственности власти. Тем более что новый закон встроен в контекст всех проводимых в стране реформ - административной, бюджетной. Он признает образование не только частным, но и общественным благом, сохраняет действующие социальные гарантии и добавляет новые.

Дошкольное образование признано уровнем образования, государство гарантирует его гражданам - теперь это не только помощь работающим матерям, но и часть образовательной траектории ребенка, причем образование в детском саду бесплатное, а родительская плата за присмотр и уход не должна превышать 20% (льготным категориям - 10%) от стоимости услуги.

Учащимся с выдающимися способностями обещана особая поддержка, включая обучение за рубежом.

Вводится норма, согласно которой человек может через суд требовать компенсацию за некачественное образование - денежную или в виде повторного обучения плюс оплата причиненного ущерба.

Закон фиксирует обязательства государства перед педагогическими работниками - гарантирует среднюю зарплату не ниже средней по экономике в конкретном регионе.

- Разработчик альтернативного законопроекта от КПРФ Олег Смолин считает эти обязательства недостаточными, и его поддерживают профсоюзы, предлагая гарантировать зарплату учителям на уровне средней по промышленности, исходя из ставки - 18 часов.

- Хотя в целом по России средняя зарплата по промышленности выше, чем по экономике, в ряде регионов она ниже - в чем тогда смысл нормы? Многие педагогические работники проиграют. Условия и характер труда в промышленности зачастую более тяжелые, чем в образовании. У педагогов и отпуск большой, и рабочая неделя сокращенная - 36 часов вместо 40, и график более свободный.

Что касается 18 часов, напомню: это лишь аудиторная нагрузка на ставку - никто не сокращал учителям рабочую неделю вдвое. В 36 часов входят и воспитательная работа, дополнительные занятия, повышение квалификации и прочее. Профсоюзы изрядно лукавят, и некоторые учителя с их подачи считают, что должны работать 18 часов - и всё.

Увеличение государственных обязательств перед работниками образования мне не представляется абсолютно справедливым - такого нет в культуре, спорте, здравоохранении. Образование же вырвалось вперед, особенно в оплате учительского труда. Хорошо, что здесь учитывается не только квалификация и нагрузка, но и качество работы. Это оговорено в законе.

- При обсуждении закона высказывались опасения, что теперь не будет ни лицеев, ни гимназий, ни академий...

- Типы учреждений закреплены за уровнями образования, а решение о видовом разделении - будет ли школа называться гимназией, а вуз университетом - остается «на совести» образовательного учреждения. Для получения финансирования это неважно: теперь финансируются не учреждения, а образовательные программы. Но сохранена категория федеральных и национальных исследовательских университетов - здесь отдельно прописаны обязательства государства.

Важно, что в дополнение к нормативно-подушевому финансированию образовательных учреждений будут финансироваться программы их развития - кадры, инфраструктуры и проч. Но это только в государственном и муниципальном секторе - частникам деньги на развитие давать не будут. А норматив на каждого учащегося смогут получать и частные детсады, и школы, и вузы. Сохраняются особые принципы финансирования для всех сельских школ, не только малокомплектных, как и льготы сельским учителям.

- Что не учтено в законопроекте?

- Было бы полезно предоставить образовательным учреждениям право патентовать свои программы и распространять их как отдельные интеллектуальные продукты. У нас пока не разрешен франчайзинг в некоммерческой сфере. За рубежом он возможен, и в результате в России на коммерческой основе успешно реализуется целый ряд программ, например, в дошкольном образовании. А программы отечественных авторов можно лицензировать и реализовать в своем образовательном учреждении. Мне представляется, это снижает нашу конкурентоспособность.

Еще одна уязвимая сторона закона - многие полномочия по финансированию образования передаются на региональный уровень. В целом это правильно, но для этого нужно усовершенствовать систему межбюджетных отношений, которая остается пока несбалансированной и запутанной.

Закон стал более рамочным - многие нормы прямого действия перенесены на уровень подзаконных актов, и, возможно, это его недостаток.

Материал подготовила Екатерина Рылько (НИУ ВШЭ), специально для РИА Новости

© (С) ГАОУ ДПО СО "Институт развития образования"