Мероприятия 2015 г.

Протоиерей Андрей Ткачёв о таланте писателя, подмене понятий и о том, что есть счастье для него самого

Опубликовано 21.04.2015 09:20

Авторы православных книг - кто они? Что влечет их к электронному перу и что побуждает выставлять на людской суд свои мысли и чувства? Пожалуй, у каждого из них могут быть свои ответы на эти вопросы.

Среди тех, кто горячо обращается к людям и с амвона, и с публицистических трибун - протоиерей Андрей Ткачев.

В 1993-2005 гг. отец Андрей был священником Георгиевского храма в городе Львов. В 2006 году он стал настоятелем киевского храма преподобного Агапита Печерского, а с 2007 года - еще и настоятелем храма святителя Луки Крымского.

Зрителям хорошо известны его телепередачи «На сон грядущим», «Сад божественных песен». Отец Андрей является членом редколлегии и постоянным автором журнала «Отрок.ua».

В 2013 году он был руководителем миссионерского отдела Киевской епархии. В июне 2014 года переехал в Россию, служит в храме Воскресения Словущего на Успенском Вражке.

В этом году протоиерей Андрей Ткачёв стал почётным гостем на Дне православной книги в Екатеринбурге. Во время своего пребывания в Уральской столице отец Андрей прочитал несколько лекций, встретился с читателями и слушателями.

Специально для читателей нашего сайта протоиерей Андрей Ткачёв рассказал о том, как он пришёл к писательству, как рождаются проповеди, о подмене понятий и ценностей и что есть счастье для него самого.

- Отец Андрей, чтобы зерно таланта взошло, нужны влага, почва, солнечный свет. С помощью каких условий всходил Ваш писательский дар? Что или кто были влагой и светом: учитель литературы, священник в храме?

- На писательство меня толкнула одна жизненная ситуации. Мне давно говорили все вокруг: «Пиши. Пиши». А я не понимал: что от меня хотят. Что значит «пиши», о чем писать-то? А потом меня попросили: «Зависает статья о браке в журнал. Можешь спасти журнал и написать такую статью?». Я согласился, написал. Мне говорят: «А еще можешь?». Я ещё написал. Но это уже были плоды, а не зерна.

Есть люди, которые с детства окружены великими учителями, драматургами, певцами и актерами, философами. Александр Македонский, к примеру, имел учителем Аристотеля, но он же ничего не писал. Успешно воевал, но не писал. Прямой связи между талантом и окружением нет. Нельзя стать писателем, будучи окруженным писателями. Либо есть к этому предрасположенность, либо нет. Чувство, что у меня она есть, было очень давно, лет с десяти. Но это было несерьезно. Тем не менее, я долгие годы жил с пониманием, что могу писать. Как, к примеру, мальчик с крепкими мышцами и смелой душой - чувствует, что может победить любого, но при этом никого не бьет. То есть я могу дать любому тумаков, но не даю, потому что и не надо. Я чувствовал: вот сейчас сяду и напишу. Вот сказку напишу. Притчу. Слова не знал - «эссе», а понимал, что такое могу написать. Но не писал: предрасположенность была - не было мировоззрения. Писательство должно быть либо заработком, либо личной войной за истину. Либо ты воюешь этим, либо зарабатываешь, либо воюешь и этим зарабатываешь.

В институте, я писал скетчи для КВН. Получалось. Карикатуры рисовал, тоже получалось. Я все это делал легко и в никуда. Можно было учиться это делать хорошо, но зачем? Цели не было.

Я уже был священником лет 5-6, и отцы, по возрасту старше меня лет на 15, хорошо образованные, мне говорили: «Пиши». Но и тогда я тогда не понял, что от меня хотят. Дневники? Очерки? Я не хотел писать, предпочитал разговор. Я проповедовал везде. А мне говорили: «Пиши». Проповеди писать? А мне - без уточнений: «Ты пиши». И жена говорила: «Ты пиши». Но это не мой хлеб. Я говорил проповеди, исповедовал, причащал, хоронил - жил только этим. И при этом все время чувствовал, что у меня есть литературная возможность описывать жизнь - но мне было жалко на это времени. Ведь нужно сесть, переломить магию чистого листа, найти первое слово. А зачем? Прославиться? Не имеет смысла. Заработать? Иначе заработаю.

И потом случайно пришлось писать в горящий номер. И только в процессе труда появился ответ: писательство - это «Брестская крепость», это все виды оружия. В каждую амбразуру по пулемету - и все стреляют. Так что сейчас я воюю.

Это бывает заработком, но для меня это не главное. Это может быть самореализацией, выбрасыванием того, что накипело, но и это не главное. Главное, это война. Я осознал себя из самурая, локально воюющего самого с собой, самого против себя - бойцом, перешедшим на другой уровень. Я понял, что без меня, меня не спрашивая, к штыку приравняли перо. И, как оказалось, я владею этим оружием, но также оказалось, что при врожденном владении пером, мне нужно учиться писать. Нужно учиться просеивать шум, уметь думать, шлифовать написанное.

Безусловно, для священника, главное - богослужения, но, если ты умеешь при этом еще что-то делать, нужно это делать. Вот я и воюю.

- В каких случаях Вы беретесь за перо?

- Писание - это терапия. Бывает, что носишь в себе некие важные мысли, при этом, понимая, как священник: что может быть умрешь к вечеру. И поэтому боишься потерять свои мысли: вдруг кому-то также плохо сейчас, вдруг мои мысли помогут. Это я словно в бутылку письмо запаковываю и бросаю. Если тексты пишешь в состоянии умирания, они выходят пронзительными. Потом думаю: а кому это нужно? Но снова сталкиваюсь с тем, что люди унывают, печалятся, заходят в тупики, им, как и мне, жить нечем, дышать нечем. Сам факт писания он таинственный: перенос мыслей и чувств автора на бумагу помогает людям, которые это читают. А темы рождаются из собственной боли.

- Темы для проповедей и для эссе растут из одного горшочка?

- Нет. Мое священство задает мне особое русло, особый фарватер. Проповедь рождается из чувства паствы, а эссе и другие статьи - из чувства себя. Когда много исповедуешь, начинаешь понимать: чем люди дышат, отчего болеют дети, отчего убегают мужья, отчего сходят с ума бабы, отчего не ходят в церковь внуки и т.д. Это фактаж, который перерождается из исповедей в проповедь.

А эссе рождаются из чувства одинокого странника. Рождаются вне паствы и не у пастыря. Это копание в себе - авто-рефлексия, переложенная средствами языка в некий текст. Это тоже очень важно, потому что всегда есть другой человек, который также рефлексирует, тоскует, печалится, унывает.

- Адаму было дано право нарекать имена. Кто сегодня имеет на это право?

- Это задача, данная всем человекам: дать правильные имена всем вещам и явлениям, потому что суть предметов и явлений нам приходится переименовывать. Конфуций говорил примерно следующее: мы не исправим мир, если не дадим правильные имена вещам и явлениям. Исправлять мир можно, только давая новые правильные имена. То есть, с его точки зрения, мы плохо называем предметы и явления, но, если, назовем их правильно, мир исцелится. Наречение имен - это поэтический дар, которым был наделен Адам Первозданный. Сегодня этот дар присутствует в философах, поэтах и священниках. Не во всех подряд, конечно, но это их задача. Все человечество не может делать все. Внутри человечества поэты, философы и проповедники, как глашатаи коллективного разума, от лица многих называют имена, определяя суть изменяющихся явлений.

Человеку приходится переименовывать. Вот, к примеру, вместо брака что появилось - гражданский брак. Вместо малой Церкви - блудное сожительство.

- Но если берутся переименовывать безответственно…

- К примеру, женщина сблудила и, чтобы загладить свой грех, выскоблила из чрева дите. Это называлось прежде убийством дитя во чреве, а стало устранением нежелательной беременности. Это другое имя, другая реальность, при которой человек якобы имеет право избавиться от нежелательной беременности. А что далее? Медицинская процедура?

Или вот перевертыш: вторжение в суверенную страну с целью переворота - наведение демократических процедур на отдельной территории. Два имени - две реальности.

- А как сохранять рассудок от таких перевертышей, если в чьей-то реальности, по Геббельсу, «ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой»… Когда человек еще может определять, что происходит подмена понятий, а с какого момента он становится управляемым ложью?

- Христос - Истина, Церковь - тело Истины. Без приобщения к телу Истины сам человек не сможет долго сопротивляться пропаганде анти-ценностей и лжи вместо истины. Если ему сто раз скажут, что он паровоз, то человек будет возражать, но на сто первый раз скажет: «Ту-ту»…

- Обращение к Церкви - идеальный рецепт, но, к сожалению, на Украине - раскол, а священники Киевского патриархата призывают к войне и закупке оружия… А ведь у них тоже есть паства.

- Здесь причина и следствие поменялись местами. То есть: не потому нельзя остановить войну, что раскол в Церкви - а потому война, что в Церкви -раскол. То есть сначала раскол, а через двадцать лет - война.

Нельзя сказать: вот помиритесь, а потом мы примиримся, да нет: мы потому и поссорились, что нельзя примириться. А раз МЫ поссорились, значит, теперь будет война в обществе. Духовная война всегда превращается в кровавую. Война идей - это всегда дрожащая плоть, разрываемая на части осколками, минами, ножами. Украина не терпела бы этой войны, если бы, не так называемый патриарх Филарет, если бы не вмешательство греко-католиков. Именно они являются духовными причинами десятков тысяч фактических смертей, сотен тысяч искалеченных людей, фактического демонтажа страны и неизвестного будущего. Это - злодеи, нарушившие единство Церкви, и дьявол - их командир. Формулировка - без ригоризма и эпатажа. Я знаю это, потому что там родился. И они узнают, что виноваты. Даже, если сопротивляются этому сегодня - узнают на Страшном Суде, а, может, и раньше.

- Есть ли счастье в этом мире?

- Чем сложнее понятие, тем сложнее его интерпретировать. В системе иероглифов есть иероглиф «счастье». Он изображается элементами: «женщина», «ребенок» и «крыша дома» над ними обоими.

Иероглифы выражают сложные системы через сложное совмещение понятий. К примеру, «терпение» - это сердце и нож, то есть: сердце, в котором ковыряют ножом.

Есть китайский иероглиф «счастье» - это рот, поле и алтарь под знаком единства. То есть: рот, кормящийся от своего поля и приносящий благодарение богам за то, что он сыт - это счастье с точки зрения китайцев.

- Что для Вас счастье?

- Для меня понятие «счастье» отсутствует, это - эфемерная категория, оно приходит и уходит, следовательно, недостойно внимания. Для меня есть понятие блаженство, краткое и долгое.

Краткое блаженство - это отдых после тяжелой рабочей недели. Есть длительное блаженство, это когда ты заработал себе покой. Вот когда дочка выйдет замуж, когда будут первые внуки, когда сын начнет работать… Счастье - это ускользающая и очень опасная категория. Оно - тонко как бритва и режет также опасно. Со счастьем долго не проживешь, оно обрежет тебя до крови и убежит. Нужно работать с понятиями «долг, терпение, блаженство». Блаженство - это серьезная категория. Счастья нет - есть долг. Долг утешает. Взять смерть по долгу на себя страшно, но долг утешит. Если бы категорией счастья руководствовались мученики, то они бы не стали страдать. Потому что нет счастья в страдании. Верность, долг, терпение, блаженство - вот твердые категории, на которые можно опираться в жизни.

Обычно взаимная любовь мужчины и женщины, породившая брак именуется счастьем. Но, на мой взгляд, это - не счастье, это - блаженство. Счастье - это краткая страсть, которая порождает долгое несчастье. Как в песне: «Мы странно встретились и странно разойдемся». Муж, проживший с женой лет сорок, может по старинке сказать, что он счастлив: «Милая мы с тобой сошлись, постарели вместе, родили детей». Но правильнее сказать: «Блаженны мы с тобой, что нашлись, не потерялись и не разрушили наши отношения. Мы же ругались с тобой, дрались, хотели развестись, потом возвращались, мирились. Мы блаженны, а не счастливы». Блаженство допускает скорбь. Можно быть блаженным и больным, но нельзя быть счастливым и больным.

Так что в жизни нужно держаться твердых категорий.

Беседовала Елена Костина.

Источник

День православной книги в Екатеринбурге стал событием для столицы Урала

Опубликовано 18.03.2015 07:40

В рамках празднования Дня православной книги-2015 в Екатеринбурге прошел ряд мероприятий, организованных Екатеринбургской Епархией совместно с Правительством Свердловской области и Министерством культуры Свердловской области.

13 марта 2015 состоялось торжественное пленарное заседание в Уральском Государственном Театре Эстрады - форум для библиотекарей муниципальных библиотек, библиотекарей школ и ВУЗов, приходских библиотек. Педагоги и студенты, филологи и журналисты - все, кто интересуется книгой и словом стали участниками этого празднования.

Президиум мероприятия составили:

- Протоиерей Алексий Кульберг - Председатель отдела образования и катехизации Екатеринбургской епархии.

- Яков Петрович Силин - Заместитель Председателя Правительства Свердловской области.

- Павел Владимирович Креков - Министр культуры Свердловской области.

Почётными гостями, выступившими со своими докладами стали: игумен Дионисий (Шленов), протоиерей Андрей Ткачев, иеромонах Феоктист (Игумнов). Столичные спикеры раскрыли предлагаемую тему «Православной книги» с разных ракурсов.

В тот же день вечером в Православном информационно-библиотечном центре Екатеринбургской Епархии состоялся «Литературный вечер», который провел игумен Дионисий (Шленов). В формате гостиной священник читал стихи собственного сочинения, которые поразили всех слушателей глубиной мысли, и красотой слога. Пока многие из этих произведений, увы, не известны широкой аудитории.

А в это время в переполненном слушателями Конференц-зале Храма-на-Крови проходила встреча с протоиереем Андреем Ткачевым. Отец Андрей рассказал собравшимся о восприятии книги и книжной культуры по учению святых отцов.

В библиотеках ВУЗов города Екатеринбурга в тот же день состоялось открытие книжных выставок. Это первый совместный проект Екатеринбургской Епархии (ПИБЦ), реализованный при поддержке Правительства Свердловской области. Общая концепция книжных выставок - совмещение профиля ВУЗа (и соответственно, интересов студентов и преподавателей) и темы «Православная книга». Так, в Юридическом университете открыта выставка «Каноническое право», в педагогическом университете (УрГПУ) работает выставка «Русская педагогическая и философская мысль о воспитании в традиции русской культуры», в Академии современного искусства готовится к открытию выставка «Богословский смысл художественного языка иконы». Тем, кто интересуется юриспруденцией, выставка предлагает ознакомиться с книгами по правовым аспектам Православной Церкви; кому интересно искусство - предоставляется возможность ознакомиться с законами и богословскими основаниями написания православной иконы; тем, кто изучает воспитательный процесс, предложили тему классической русской педагогики, основанной на православной традиции. Есть и другие выставочные проекты, подготовка к открытию которых идёт полным ходом. А в настоящее время на Патриаршем Подворье Екатеринбурга работает выставка «Христианское просвещение через книгу в эпоху правления Императора Николая II».

Источник

В Екатеринбурге прошёл литературный вечер с игуменом Дионисием (Шлёновым)

Опубликовано 19.03.2015 21:53

В рамках мероприятий, посвященных «Дню православной книги», 13 марта 2015 года, в Православном информационно-библиотечном центре Екатеринбургской Епархии состоялся литературный вечер - встреча с игуменом Дионисием (Шленовым).

Игумен Дионисий - преподаватель, кандидат богословия, доцент Московской Духовной Академии.

На встрече он представил свои стихи, тематика, которых разнообразна: от исторических и патриотических до глубоко личных и аскетических. Стихи отличаются красотой слога и глубиной мысли. Никого, даже тех, кто никогда не считал себя любителем поэзии, стихи не оставили равнодушным.

У всех гостей была уникальная возможность пообщаться с этим удивительным человеком.

Откровение рая

Вводится в храм Пресвятая

Дева. Таинственный путь!

Здесь откровение Рая,

Вечности скрытая суть.

Рай открывает границы,

Божьи цветы расцветут.

Радостью полнятся птицы,

Крылья простершие тут.

Рай - как иное пространство,

Миру неведомый свет.

Тонкое жизни убранство,

Тьме возопившее «нет»!

Вводится в храм Матерь Бога

Будто младенец простой -

К Богу, дающему много, -

Вечности тихий покой!

Сердцу, искавшему радость,

В храм неотмирный войти,

Где обретается сладость

Нового к Богу пути.

Ибо вхождение Девы -

В мир совершенно иной,

Где колосятся посевы -

Вскормлены чистой волной.

Дева вступает в обитель.

Божьи вершатся дела,

Совесть и Ангел Хранитель

Нас охраняют от зла.

Следуя верно за Девой,

Радостно с полной душой,

Справа приходят и слева

В мир беспредельно большой.

Здесь принимают с повинной,

Душу с любовью простят.

Будет сиять у невинной

Плачем очищенный взгляд!

Дева Царица, взирая

Свыше на дольний удел,

Молит о том, чтобы Рая

Свет озарил тех, кто смел.

Смотрит с любовью, прощая,

Молит о мире больном,

И благоденствии края,

Где мы скорбим и живем.

3.12.2014

Источник

Среднешрифтное Евангелие, изданное 450 лет назад, представлено в Миссионерском институте

Опубликовано 18.03.2015 15:14

Выставка одной книги, ставшая традиционной для Миссионерского института, состоялась накануне празднования Дня православной книги в Екатеринбурге.

В этом году студенты и преподаватели знакомились с памятником древнерусской книжности - Среднешрифтным Евангелием, изданным в Анонимной московской типографии приблизительно в 1558-1559 гг. Эта книга обладает высокой историко-культурной, научной, художественной, материальной ценностью. Среднешрифтное Евангелие относится к числу книжных памятников национального значения.

Анонимная типография - это условное название первой московской типографии, работавшей в 1553-1565 гг. Существует гипотеза, согласно которой в Анонимной типографии начинал свою типографскую деятельность Иван Федоров. В семи дошедших до нас изданиях Анонимной типографии нет выходных данных, не указано, кто, когда и где их печатал, их называют безвыходными или анонимными изданиями. Сохранилось лишь несколько экземпляров этого издания. Один из них находится в Лаборатории археографических исследований исторического факультета Уральского университета. Тысячи памятников древнерусской книжности были собраны археографами разных поколений - учеными, работавшими или работающими сейчас на историческом факультете УрФУ!

О Среднешрифтном Евангелии интереснейшую лекцию прочитал собравшимся доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории Миссионерского института, Алексей Геннадьевич Мосин.

Алексей Геннадьевич сам был участником археографических экспедиций, поэтому его рассказ о том, как ученые общались с хранителями этих древностей - старообрядцами, как старики отдавали эти сокровища в руки историков, надеясь, что те сохранят эти книги для потомков, как шло изучение этих памятников, - был чрезвычайно интересным.

После лекции слушатели получили возможность рассмотреть, полистать книгу, возраст которой составляет 450 лет!

Источник

Литературно-художественная встреча «Богоищущая душа», посвящённая 65-летию со дня кончины Ивана Сергеевича Шмелёва,

состоится на Патриаршем подворье Екатеринбурга 15 марта

В воскресенье, 15 марта, в 14.00, в рамках празднования Дня Православной книги в городе Екатеринбурге, на Патриаршем подворье состоится Литературно-художественная встреча, посвященная 65-летию со дня кончины русского писателя Ивана Сергеевича Шмелева.

На встрече будут представлены:

  • Лекция Алексея Леонидовича Соловьева - доцента кафедры гуманитарного образования Уральского федерального университета, кандидат исторических наук: «Духовный путь Ивана Шмелева»;
  • Литературно-художественная композиция студентов театрального института;
  • Выступление ансамбля «Сылышки».

ПРИГЛАШАЮТСЯ ВСЕ ЖЕЛАЮЩИЕ!

Патриаршее подворье, ул. Толмачева 34 а, (рядом с Храмом-на-крови, ул.).

Биографическая справка Ивана Сергеевича Шмелёва:

Шмелёв Иван Сергеевич (21 сентября (3 октября) 1873 - 24 июня 1950) - русский писатель, публицист, православный мыслитель.

Продолжая традицию Лескова, Шмелев изображает быт патриархальной России. Глубоко поэтичны и красочны образы Москвы и Замоскворечья. Шмелев изображает в романе мировосприятие доброго, чистого, наивного, ребенка, которое так близко народному. Так возникает целостный художественный мир, славящий Родину. До конца дней своих чувствовал Шмелев щемящую боль и тоску от воспоминаний о России.

Иван Сергеевич Шмелёв родился 3 октября 1873 года в Замоскворечье в известной московской купеческой семье Шмелёвых. Дед Ивана Сергеевича - государственный крестьянин из Гуслицкого края (Богородского уезда Московской губернии) - поселился в Москве после пожара 1812 г. Сергей Иванович Шмелев (1842-1880) - отец писателя принадлежал к купеческому сословию, но торговлей не занимался, он являлся хозяином большой плотничьей артели, держал банные заведения и был подрядчиком. По характеру Сергей Иванович представлял собой очень жизнелюбивого человека, что положительно отразилось в воспитании будущего писателя.

Семья Шмелёвых была благополучная, православная с патриархальным ладом. В дальнейшем у Ивана Шмелева будет особая тяга к религии, что скажется на его философских взглядах и творчестве.

Окружение маленького Ивана Шмелева составляли мастеровые, рабочие-строители, с которыми он близко общался. Поэтому "влияние двора", где чувствовался мятежный дух и раздавались различные песни, прибаутки, поговорки со своим разнообразно-богатым языком, не могло не отразиться на его мироощущении и позднее в произведениях. Позднее Шмелев напишет: «Здесь, во дворе, я увидел народ. Я здесь привык к нему...».

Изначально Шмелев получал образование на дому, где в роли учителя выступала его мать, которая постепенно вводила юного писателя в мир литературы (изучение Пушкина, Гоголя, Толстого и др.) Далее учится в шестой Московской гимназии. После её окончания, поступает в 1894 году на юридический факультет Московского университета. А затем, спустя 4 года, окончив его, проходит военную службу в течение 1 года и далее служит чиновником в глухих местах Московской и Владимирской губерниях. «Я знал столицу, мелкий ремесленный люд, уклад купеческой жизни. Теперь я узнал деревню, провинциальное чиновничество, мелкопоместное дворянство», - скажет позднее Шмелев.

Февральскую революцию изначально Шмелёв принимает восторженно и с энтузиазмом, как и многие его современники. Он едет в Сибирь, чтобы встретить политкаторжан, выступает на собраниях и митингах, рассуждает о «чудесной идее социализма». Но в скором времени Шмелеву приходится разочароваться в революции, он открывает для себя ее черную сторону, ее истинный, ужасный лик, видит во всем этом насилие над судьбой России. Октябрьский переворот он сразу не принимает и последующие ее события повлекли за собой мировоззренческий перелом в душе писателя.

Во время революции Шмелёв уезжает с семьей в Алушту, где покупает дом с участком земли. Осенью 1920 Крым был занят красными частями. Трагичной оказалась судьба Сергея - единственного сына Шмелёва. Двадцатипятилетний офицер царской армии, находясь в госпитале, был арестован. Несмотря на все усилия отца освободить Сергея, он был приговорен к смерти. Это событие, а также пережитый его семьей страшный голод в оккупированном городе, ужасы массовой резни, устроенной большевиками в Крыму в 1920-21, привели Шмелёва к тяжелой душевной депрессии.

Все эти военные действия Шмелев не может понять, когда гибнет все живое вокруг, происходит повсеместный красный террор, зло, голод, озверение людей. В связи с этими переживаниями, писатель пишет эпопею «Солнце мертвых» (1924), где раскрывает свои личные впечатления о революции и гражданской войне. В результате, после выхода этой эпопеи, Шмелев получает европейскую известность.

Писатель тяжело переживал трагические события, связанные с революцией и военными событиями, и по приезде в Москву, он всерьез задумывается над эмиграцией. В принятии этого решения активно участвовал И.А. Бунин, который звал Шмелева за границу, обещая всячески помочь его семье. В январе 1923 года Шмелев окончательно уехал из России в Париж, где прожил 27 лет.

Годы, проведенные в эмиграции, отличаются активной плодотворной творческой деятельностью. Шмелев публикуется во многих эмигрантских изданиях: «Последние новости», «Возрождение», «Иллюстрированная Россия», «Сегодня», «Современные записки», «Русская мысль» и др.

В Париже Шмелёв начинает тесно общаться с русским философом И. А. Ильиным. На протяжении долгого времени между ними велась переписка (233 письма Ильина и 385 писем Шмелёва). Она является важным свидетельством политического и литературного процесса времён русской эмиграции первой волны.

Иван Сергеевич Шмелев умер в 1950 году в результате сердечного приступа. Смерть писателя, так любившего монастырскую жизнь, стала глубоко символичной: 24 июня 1950 года, в день именин старца Варнавы, который ранее благословлял его «на путь», Шмелёв приезжает в русский монастырь Покрова Божией Матери в Бюсси-ан-От и в тот же день умирает.

Похоронили писателя на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. А В 2000 году было выполнено желание Шмелева: прах Шмелёва и его жены перевезен на родину и погребен рядом с могилами родных в московском Донском монастыре.

Источник

О поэте Борисе Пастернаке,
или Что замалчивает критика

К 125-летию со Дня рождения Бориса Пастернака

Алексей Солоницын

Борис Пастернак Борис Пастернак

Как быстро бежит время, и сколько событий происходит за такой короткий промежуток, как один только месяц!

Вот февраль - казалось бы, только вчера начался, а уже наступил март. Затаив дыхание, не только мы, но и если не весь мир, то уж вся Европа точно, ждала, когда закончится переговоры «нормандской четверки». Вздохнули с облегчением, а тут новое слово, как выстрел: «Дебальцево».

И снова выстояли. И снова приходят новые испытания.

Но все же надо хотя бы на несколько часов остановиться, попробовать осмыслить, что из произошедшего недавно тронуло твою душу особенно сильно, заставило учащенней биться сердце, и вспомнить то, что произошло вот так же быстро, но много лет назад - но не забылось, нет!

Для меня февраль связан, прежде всего, с именем Бориса Пастернака. Потому что никто из писателей не сказал таких проникновенных, таких завораживающих слов именно о феврале, как Борис Леонидович. В наступившем году вспоминали поэта в связи с круглой датой - 10 февраля исполнилось 125 лет со дня его рождения. Как обычно водится, по поводу юбилейной даты появился целый ряд публикаций, передач по радио и телевидению, даже специальных лекций - об одной из них скажу особо. Но, как и прежде, о религиозном содержании его творчества последних лет, в особенности романа «Доктор Живаго», если и было сказано, то как-то мимоходом, невнятно, вскользь.

Именно православная тема является главенствующей и в романе «Доктор Живаго», и в его поэзии последних лет

А между тем именно христианская, именно православная тема является главенствующей и в его романе, и в поэзии его последних лет. Даже не «тема» - это не то слово. Вся его жизнь, страдание, взлет творчества - вот что составило поэзию и прозу в конце земной жизни поэта, который душу свою отдал Богу и людям.

Скажите, это не так? Да вот же, он сам написал в стихотворении «Нобелевская премия»:

Я пропал, как зверь в загоне.
Где-то люди, воля, свет,
А за мною шум погони,
Мне наружу ходу нет.

Темный лес и берег пруда,
Ели сваленной бревно.
Путь отрезан отовсюду.
Будь что будет, все равно.

Что же сделал я за пакость,
Я убийца и злодей?
Я весь мир заставил плакать
Над красой земли моей.

Но и так, почти у гроба,
Верю я, придет пора -
Силу подлости и злобы
Одолеет дух добра.

Обратим внимание на строки: «Я весь мир заставил плакать/ Над красой земли моей». И на последнюю строфу стиха.

Почему же наши высоколобые ученые-литературоведы с таким прямо-таки сладострастием пишут о гонениях, травле поэта и забывают сказать о его стоянии, мужестве, с какими он перенес выпавшие на его долю испытания? И еще о главном - что дало ему силы выстоять и, в конечном счете, победить?

В самом деле, ну что ему стоило сказать: ладно, если вы считаете меня предателем, вот даже «румяный комсомольский вождь» назвал меня «свиньей под дубом», так я покидаю свою страну.

(Подробнее см. в источнике)

Источник

© (С) ГАОУ ДПО СО "Институт развития образования"